Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Тяжкий труд налегке 10.09.2012

Тяжкий труд налегке

     Вокруг нас стало так много экспертов, «эффективных менеджеров» и просто разнообразных всезнающих чиновников, что их разноголосый хор, постоянно гудящий в телеэфире, постепенно превращается для рядового обывателя в какой-то слегка надоедливый, но очень повседневный звуковой фон. А зря. Иногда сквозь эту пелену занудного однообразного гудения вдруг прорываются вполне себе концептуальные мысли.

     То, что мы их не слышим за гулом повседневности (вернее, даже не пытаемся вслушиваться), делает их еще более опасными, потому что рано или поздно они вдруг превращаются в законы, от которых глаза лезут на лоб. А нам в ответ с легким флёром недоумения: «Но мы же вам говорили – и вчера, и вот третьего дня опять-таки про то же талдычили…». Дескать, слушать надо было. Мы же открыты для дискуссии.

     Это я к тому, что в последнее время с тревожным постоянством сквозь этот повседневный гул прорываются довольно занозистые мысли о том, что россияне не хотят и не умеют работать. Ну, то есть вообще, в принципе, по определению…

     Так, в комментариях к результатам недавно проведенного опроса рекрутингового портала HeadHunter о лентяях и трудоголиках прозвучала нетривиальная мысль о том, что «россияне работать никогда не хотели, а "высокая этика труда" в нашей стране существовала только в послевоенные годы» (цитирую по информационному порталу newsru.com). Те же комментарии от неназванных анонимных социологов тут же были озвучены практически на всех государственных телеканалах.

     Зачем так уничижительно оценивать свой собственный народ? Да затем, что это удобная отмазка для любых эффективных и особенно неэффективных решений. Ну, например, на вопрос, зачем нашей стране гигантский и почти неконтролируемый поток гастарбайтеров, мгновенно следует в ответ именно эта отмазка: а наши-то не хотят работать! Куды ж деваться-то?

     Казалось бы, тот самый опрос портала HeadHunter подтверждает этот вывод: якобы каждый десятый сотрудник в коммерческих компаниях вообще ничего не делает, а в госструктурах таких бездельников еще больше. А вот в ходе всероссийского интернет-опроса, проведенного порталом «Работа@mail.ru», выяснилось, что примерно столько же (а именно 9 процентов респондентов) регулярно симулируют болезнь, чтобы не приходить на работу.

     И вот уже торопится наш замечательный крупный бизнес в лице Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), не особо скрывая отношение к своим работникам, как к проходимцам и бездельникам, переписать основы трудовых отношений в собственной версии Трудового кодекса. И предлагаемые в этом проекте снятие ограничений по продолжительности рабочего времени и сверхурочных работ – это еще цветочки.

     Между тем, российский рынок труда и российские трудовые отношения как таковые – это, как мне кажется, плоть от плоти тех бесконечных и порой весьма бессмысленных, мучительных реформ, которые идут в стране уже третье десятилетие подряд. Так и не обретя осмысленность. А начало было положено в 90-е годы, когда сформировалось несколько факторов, которые до сих пор влияют на человека труда (скажем так – в традициях советского пафоса).

     Одно из самых трагических явлений, на мой взгляд, которое мы еще даже и не начинали (и похоже, даже не собираемся начинать!) преодолевать – это отделение человека от его профессии. Тогда были убиты целые профессии – инженер, например. Основа советской интеллигенции, базис для тех технологических прорывов, которые когда-то были в нашей страны, был просто уничтожен – путем разгона НИИ, ликвидации заводов и заводских лабораторий. А самое главное – не просто уничтожили среду существования инженерных специальностей, но и сделали их презираемой никчемной кастой в стране победившего бабла. Последствия уничтожения инженерной школы мы еще только начинаем пожинать (ну, там в виде нелетающих ракет, падающих спутников, пляшущих мостов, рухнувших зданий).

     И это относится не только к инженерам. От своих профессий вынужденно отказывались миллионы людей – биологи, педагоги, медики, музыканты. Чтобы просто физически выжить и спасти от голода своих детей, они уходили в челноки и мелкую торговлю (которую сейчас, кстати, уничтожают с тем же энтузиазмом). Посмотрите окрест и увидите вокруг себя массу таких людей. Знакомый инженер-электрик, например, занимается промерами для установки пластиковых окон, высококлассный авиационный техник ремонтирует машины, а боевой летчик ремонтирует сантехнику и делает ремонты в квартирах…

     Но самый чудовищный удар, как мне кажется, был нанесен по деревне, по сельским профессиям. Колхозы-миллионеры с богатейшей инфраструктурой на наших глазах умирали буквально в одночасье. Все, кто сейчас пытается возродить сельскохозяйственное производство, в один голос говорят о том, что работать на земле, во-первых, некому, а во-вторых, оставшиеся единицы этого просто не хотят делать. Если долго не ходить и просто сидеть на одном месте, ты просто не сможешь потом встать, даже если тебя поманят райскими кущами. Не сможешь и не захочешь…

     И это еще не все, что тянется мрачным шлейфом из периода становления особого российского капитализма, при котором человек – это, в общем-то, ничто. Во всех отношениях и смыслах.

     А человек этот, между прочим, несмотря на все опросы и мнения социологов (вкупе со святой уверенностью чиновников, что им достался ленивый и безответственный народец), очень много и тяжело работает. У большинства из тех, кого, например, лично я знаю – по две-три работы. А исследования еще одной рекрутинговой компании MarksMan показали, что сегодня сотрудники более 80 процентов компаний, работающих в России, постоянно перерабатывают – из-за дополнительной оплаты, несовершенства трудового законодательства или просто самодурства начальства.


Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку