Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Трудные пенсионные времена 24.09.2012

Трудные пенсионные времена

     Пока россияне приходят в себя после завершения каникулярной поры и перестраиваются на рабочий лад, в стране развернулась жесткая, хотя и бескровная битва за будущее пенсионной системы. 

     В последний и решительный бой рвутся сторонники разных путей развития пенсионной системы, при этом они не скрывают, что, как говорится, обе хуже. Чего бы, в конце концов, ни выбрали, ничего хорошего нынешним и особенно будущим пенсионерам ждать от этого выбора не приходится. Как заявил глава Комитета гражданских инициатив, экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин в интервью Клубу региональных журналистов: «Пенсионная реформа несет в себе такой масштаб рисков для всей экономики и социальной сферы России, что я даже не знаю, с чем это можно сравнить…»

      Впрочем, россияне от всех этих очередных пенсионных реформ и так ничего хорошего не ждут, судя по тому равнодушию, с которым они игнорируют эти самые битвы. Сколько уже мы пережили за последние годы таких реформ? Каждая проводилась, конечно же, исключительно в наших интересах, и каждая заканчивалась полным провалом (судя по тому, что требовалась новая реформа).

     Что нас ждет теперь? Наверное, одному богу известно, потому что битвы вокруг основных положений пенсионной системы продолжаются с переменным успехом. 

      Болевых точек, вокруг которых крутятся все предлагаемые концепции, на самом деле не так уж и много. Это, прежде всего, накопительная часть пенсионных отчислений, досрочные пенсии и пенсионный возраст. Первые два явления предлагается в России искоренить, а пенсионный возраст увеличить.

     Главной концепцией реформирования в настоящее время является программа, разработанная Министерством труда и социальной защиты России (Минтруда). Она была обнародована в конце августа, а стартовать должна уже с 1 января 2013 года. 

     Совсем отменить накопительную часть пенсии авторы концепции все же не решились, поэтому предложили такой маневр — на три года снизить отчисления на накопительную часть с 6 до 2 процентов от суммы страховых взносов. А после этого накопительную часть сделать сугубо добровольной, предложив россиянам самим перечислить 2 процента от заработка в Пенсионный фонд. 

     Кстати, это не уменьшит нагрузку на предприятия – размер перечисляемых ими взносов останется на прежнем уровне. То есть эти два процента предполагается изымать в дополнение к ним и, по сути, прибавив к подоходному налогу. Как вы думаете, много ли найдется россиян, которые согласятся отдавать из зарплаты еще по два процента ради сомнительных перспектив далекого пенсионного будущего?

     Но битва за накопительную часть пенсионных сбережений на этом не закончилась. 

     Лидер Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков в решительной борьбе за права трудового народа, например, уверен, что накопительная часть «угрожает балансу бюджета страны и вместе с этим – пенсиям нынешних и будущих пенсионеров». Поэтому главный по официальным профсоюзам в своем письме российскому президенту требует отменить все эти «угрожающие» накопительные взносы, а уже накопленные средства поделить между всеми.

     Вообще-то, продраться сквозь дебри особого чиновничьего языка, чтобы понять суть всех нововведений, под силу очень немногим нашим согражданам. С трудом верится, что россияне кинутся читать многостраничную концепцию, чтобы понять перспективы своего пенсионного обеспечения. Мы пережили уже столько реформ, большинство из которых не принесли никакого облегчения, что давно стали фаталистами.

     И все же при этом складывается нехорошее ощущение, что главная цель реформ не в том, чтобы в очередной раз придумать, как сделать лучше, а в том, чтобы как-то более-менее прилично завуалировать банальный отъем средств накопительной части пенсий. Зачем что-то придумывать, если тут под рукой есть деньжата?

     И деньжата немалые. По оценке все того же Алексея Кудрина, за 10 лет сумма взносов по обязательной накопительной части пенсии от граждан уже достигла двух триллионов рублей (чуть больше 60 миллиардов долларов). При этом дефицит Пенсионного фонда РФ в нынешнем году составляет 1 триллион 300 миллиардов рублей (или 2,2 процента от всего российского ВВП). Понятно то великое искушение, которое подталкивает – взять и поделить эти как бы никому не принадлежащие деньги.

     Непонятными здесь остаются две вещи.

     Первое. Как это Пенсионный фонд умудрился довести дефицит с 30 миллиардов рублей в 2005 году до столь гигантской суммы, нарастив ее более чем в 43 раза? У нас что, за это время в 43 раза вырос размер пенсий в государстве? Или, может, у нас за это время в 43 раза выросло количество пенсионеров?

     Может, для начала надо на Пенсионный фонд посмотреть с его тратами? Посмотреть, например, сколько денег было потрачено на строительство роскошных офисов, люксовые машины и прочие милые безделушки? 

     Поскольку ПФР содержится на деньги миллионов плательщиков взносов, то предоставьте им информацию обо всех его расходах. Полную информацию – о зарплатах, бонусах, дорогих медицинских страховках, закупках мебели, обновлениях программного обеспечения. И не просто информацию – предоставьте право обжаловать эти траты, например, в прокуратуре: так и так – вместо выплаты пенсий мои деньги потратили на покупку очередного авто с сиденьем из кожи южноамериканской ламы. Ничего личного – просто контроль за расходованием наших денег. Так что без обид.

     Второе. Специфика накопительной части пенсии в том, что это, вообще-то, не бесхозные деньги. Как раз эти деньги имеют очень даже конкретного собственника, и после его смерти даже передаются по наследству. Но за все время существования таких накопительных взносов в России даже не разработали механизма выплаты накопительной части пенсии, а потому скорое появление первых получателей таких пенсий как-то застало наших государственных мужей врасплох. Кстати, это наводит на мысль о том, что их, возможно, с самого начала не планировали выплачивать?

     Специфика России заключается в том, что все реформы у нас предназначены для латания конкретных дыр, образовавшихся в конкретный отрезок времени. 

     Эта конкретная реформа должна, с одной стороны, уменьшить количество получателей пенсий (для этого могут увеличить пенсионный возраст, отменить досрочные пенсии), а с другой стороны, – увеличить сумму, которой можно распоряжаться (для этого уже чудовищным образом увеличили размер страховых взносов, посягают на накопительную часть). 

     Но при этом никто не хочет трогать привилегированные слои населения – например, госслужащих, для которых существует особый порядок начисления пенсий. По-прежнему трогательно оберегают и получателей больших зарплат, взносы с которых более чем в два раза меньше, чем у всех остальных.


Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку