Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Политика выживания 02.10.2012

Политика выживания

     Ежегодно население России сокращается на миллион человек. Эта пугающая тенденция наблюдается с 90-х годов, и даже «стабильное» десятилетие нового века на плачевную динамику практически не повлияло. Россия – страна номер один по занимаемой площади, но в таком же рейтинге государств по численности населения она на девятом месте, уступая не только Китаю, Индии и США, но и Бразилии, Бангладеш, Индонезии, Пакистану и Нигерии. В ближайшие годы и островная Япония потеснит Россию на десятое место. 

     О демографическом кризисе, положении дел с рождаемостью в нашей области, о традициях, «материнском капитале» и других методах стимулирования мы беседуем с профессором кафедры общественного здоровья и здравоохранения медицинского института ТГУ им. Державина, доктором медицинских наук, председателем комиссии по здравоохранению, демографической политике и экологической безопасности Общественной палаты Тамбовской области Сергеем Николаевичем Симоновым.


Русский крест

     Существенное превышение количества умерших над родившимися, процесс, при изображении которого на графике две кривые (рождаемости и смертности), сближаясь, пересекаются и резко расходятся, в публицистике получило название «русский крест». 

     - Сергей Николаевич, фраза «Россия стремительно вымирает по миллиону в год» часто встречается в предвыборных листовках как показатель губительности курса, выбранного в начале 90-х годов. С научной точки зрения оправдана ли параллель между демографией и политической системой?

     - То, что мы сейчас наблюдаем в России, отражает общемировую тенденцию. В демографической науке есть понятие «демографический переход». В процессе того, как страны переходят к очередному уровню социально-экономического развития, постепенно формируется модель воспроизводства, при которой относительно низкая смертность сочетается с низкой рождаемостью. Это общемировая тенденция, и в странах Европы также сформирована однодетная модель семьи, как и в России. В Тамбовской области показатель, который характеризует состояние рождаемости, составляет 1,4 ребенка на семью. Для простого замещения поколения родителей необходимо чуть больше двух детей. В период социально-экономического неблагополучия, в 90-е годы, рождаемость пошла вниз большими темпами, а смертность оставалась на достаточно высоком уровне. Но этот «русский крест» такой же, как и «шведский крест», «норвежский крест» и так далее. Никакой особенной «русской» специфики в этом явлении нет, поскольку отрицательный прирост населения прогнозировался демографами задолго до 1991 года, и через такой период развития прошли все развитые страны мира.
Поэтому политизированные утверждения и прямая связь с развалом СССР здесь ошибочны. 

     Если говорить в целом, то можно сказать, что все демографические процессы очень инертны. Поэтому когда государство, власть, общество искусственно вмешиваются в процессы воспроизводства населения, то ждать сиюминутного эффекта не приходится. Так, например, меры по стимулированию рождаемости дают свой ощутимый эффект только через год-два. При этом, через 7-10 лет рождаемость, как правило, вновь возвращается к прежнему уровню. Если кардинально не меняются социально-экономические условия жизни, то и рождаемость принципиально не меняется. 

     - Вы упомянули социально-экономическую нестабильность. Но ведь именно смута и неустойчивость 90-х привели к феномену «русского креста».

     - Да, есть почти прямая зависимость – чем выше социально-экономический уровень, тем в большей степени семья хочет реализовать свои репродуктивные установки. Семья в развитом обществе стремится к тому, чтобы родить как минимум двух детей. Но сегодня, в отличие от XIX и начала XX века, вырастить, воспитать и вывести ребенка на достаточный социально-экономический уровень значительно дороже. Да, раньше вполне нормальным считалось рожать двенадцать и более детей, но не было и сегодняшних условий, проблем. Дети росли в патриархальной семье, с низкими потребностями, и высокая рождаемость сочеталась с такой же высокой смертностью. Сейчас потребности совершенно другие, и психологически основаны на том, что родители желают ребенку достижения высокого социального уровня (как правило, выше, чем у них). 

     - Традиции патриархальной семьи полностью утеряны. Как можно повлиять на демографическую ситуацию, нужен ли возврат к прежним ценностям?

     - Для того чтобы страна развивалась демографически нормально, необходимо простое воспроизводство. Есть такое понятие, как «режим воспроизводства населения», он может быть суженным, простым и расширенным. Суженное воспроизводство, когда семья имеет меньше двух детей, простое – чуть больше двух, а расширенное – три и более. Так вот, если наша страна выйдет на уровень простого воспроизводства, этого будет вполне достаточно. Работа должна вестись по двум направлениям: необходима материальная стимуляция со стороны государства и формирование у населения так называемой фамилистической культуры, то есть социально-психологической ориентации на семейные ценности.

Всегда ли мать… с капиталом? 

     - Сергей Николаевич, поговорим о материальных способах стимулирования. Насколько действенны известные программы, в чем, например, сильные и слабые стороны широко разрекламированного «материнского капитала»?

     - Меры действенные, и «материнский капитал» нужная, необходимая программа. Только сама идеология «материнского капитала», по моему убеждению, имеет существенные дефекты. Это стимуляция рождения второго, третьего, но никак не первого ребенка: за рождение первенца он не выплачивается. Во многом поэтому появление первенца семья откладывает на потом. Вообще за последние десять лет значительно изменился средний возраст первородящих. В 2011 году в Тамбовской области он составлял 27,7 лет. То есть тамбовские женщины максимально откладывают рождение первого ребенка, и это прямое следствие социальных условий. 

     - Это опасно с медицинской точки зрения?

     - Это не очень хорошо с точки зрения здоровья популяции. Здесь есть одна закономерность: первенец несколько меньше жизнеспособен, чем второй, третий ребенок. Тем более, если женщина рожает не в оптимально фетильном (плодовитом) возрасте, не в интервале 20-24 года, это отражается на ребенке. Поэтому мы и говорим о грузе патологии. 

     - Правильно ли я понимаю, что рождаемость стимулируют таким образом, что платят и за второго, и за третьего ребенка? Или выплаты осуществляются только один раз? 

     - Закон не совсем полный, он половинчатый. В нем заложено, что выплаты женщине положены только один раз в жизни. То есть она получает либо за второго, если есть первый, либо за третьего, если есть второй. Но, к примеру, в случае рождения близнецов выплаты считаются по одним родам, ровно так же, как и за одного ребенка. В законе есть фундаментальные погрешности. Я думаю, что в ближайшее время в него будут внесены изменения. Сегодня необходимы стабильные выплаты на любого ребенка, начиная с первого, это основа, способная поддержать, обеспечить рождаемость.

Поток миграции

     - Существует еще один острый вопрос: демографическая ситуация и в стране, и в нашей области выравнивается за счет миграции. Как Вы считаете, долго ли еще будет продолжаться этот процесс?

     - Думаю, что 10-12 лет эти потоки будут продолжаться. В последние три года в Тамбовской области наблюдается так называемое положительное сальдо миграции. Иными словами, приезжающих больше, чем уезжающих на постоянное место жительства. Это положительный миграционный прирост, значительную долю которого составляют приезжие из стран Средней Азии и Казахстана. Земель много, пустующие деревни есть, поэтому думаю, для всех места хватит. Я бы особо отметил необходимость грамотно построить политику межконфессионального и межэтнического общения. Областной администрации и Общественной палате это удается, и поэтому на сегодняшний день никакого напряженного конфликта сейчас нет.  

     - Сергей Николаевич, и последний вопрос: как Вы думаете, существует ли в нашем регионе продуманная политика в области демографии? Какой она должна быть?

     - Она должна базироваться на научных исследованиях. Поэтому есть предложение, которое уже получило одобрение в областной администрации: создать на базе медицинского института ТГУ им. Г.Р. Державина региональный аналитический центр медико-демографического и социально-экономического мониторинга. Речь идет о том, чтобы анализировать направленность, интенсивность демографических процессов, и на этой основе составлять прогнозы, на которые будет опираться социально-экономическая политика в регионе. Все это пока находится на стадии обсуждения, но уже нашло понимание со стороны губернатора.


Сергей Доровских
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку