Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Грустные сказки 14.01.2013

Грустные сказки

    Одна из немногих достойных кинопремьер новогодних телеканикул – это французский фильм со странным названием «1 + 1». В оригинале он, вообще-то, называется «Intouchables», что переводится как «Неприкасаемые». Но российские прокатчики вообще весьма вольно относятся к переводу даже мировых киношедевров.

    Так вот, для тех, кто не видел, даю краткое содержание этого замечательного кино: малограмотный темнокожий уроженец Сенегала, отсидевший полгода за мелкую уголовку, по направлению службы занятости приходит в дом миллионера-француза устраиваться сиделкой, поскольку хозяин – парализованный от шеи инвалид. Вообще-то он лишь хочет получить отказную подпись на бланке, чтобы претендовать на пособие по безработице. Однако хозяин неожиданно принимает его на работу. Дальше – такая же неожиданная дружба, взаимное воспитание и любовь к жизни…

    Эта трагикомедия была признана одним из лучших европейских фильмов 2011 года, а исполнитель роли темнокожей «сиделки» Омар Си получил национальную кинопремию Франции «Сезар» как лучший актер.

    Конечно, это только кино, которое кто-то может посчитать рождественской сказочкой. Может быть, может быть… Но давайте представим: возможна ли такая «киносказочка», хотя бы теоретически, на базе российских реалий?

    Итак, уроженец далекого горного села, предположим, из Дагестана (без обид – сюда можно подставить любое другое название национального субъекта РФ), окончив три с половиной класса средней школы, отсидев полгода за мелкую кражу и прописавшись вместе с многодетной дальней родственницей в «резиновой» квартире ближнего Подмосковья, получает в столичном центре занятости официальное направление на работу в качестве сиделки к русскому мультимиллионеру в его дом на Рублевке…

    Уже смешно, не правда ли?
    
    Я не эксперт по теме социального устройства различных государств и, наверное, не располагаю всей полнотой информации. Но что-то мне подсказывает, что в России такая ситуация невозможна в принципе. И потому, что параллельные миры не пересекаются; и потому, что наша социальная система так не работает. Она часто вообще никак не работает.

    Согласно статье 7 Конституции РФ, наша страна является социальным государством. Это понятие впервые использовал в 1850 году немецкий философ, историк и экономист Лоренц фон Штейн. Он назвал главной задачей такого государства «поддержание абсолютного равенства в правах для всех различных общественных классов, для отдельной частной самоопределяющейся личности, посредством своей власти».

    Прошло полтора века, но, по сути, мало что изменилось – по крайней мере, в целях и задачах истинно социального государства. А вот с реализацией этой благой цели на просторах нашей родины как-то не очень сложилось – по крайней мере, в текущем моменте.

    Ну, не получается по большей части у нашего государства «посредством своей власти» поддерживать для самых слабых достойный уровень жизни, сглаживать социальные различия и помогать нуждающимся.

    Вот, например, жила-была девочка, всю свою юную жизнь скиталась по тамбовским детским домам, заброшенная мамой, и в итоге к 36-ти годам оказалась без кола и двора. Прокуратура Моршанска, куда она, в конце концов, обратилась, даже с некоторым изумлением констатировала по итогам проверки, что за все время пребывания девочки под опекой государства ни органы этой самой опеки, ни руководители детских учреждений палец о палец не ударили, чтобы официально признать ее лицом, оставшимся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей. Соответственно, девочка была лишена и права на жилье.

    Или вот грустная сказочка из другой возрастной категории.
Женщина-инвалид с 1995 года получала компенсацию платы за жилищно-коммунальные услуги, что было хоть небольшим, но подспорьем в семейном бюджете. Но вот в апреле прошлого года организация с чудовищным названием ТОГУБУСОН «Забота» уведомило женщину о прекращении с 1 мая выплаты компенсации по причине отсутствия ее личного дела.

    Как выяснила прокуратура Октябрьского района, при передаче регистра получателей мер социальной поддержки от комитета социального развития и демографии администрации города Тамбова этому самому таинственному ТОГУБУСОНу личное дело куда-то потерялось, а инвалид осталась без льготной оплаты бесконечно растущей в цене «коммуналки». И пока прокуратура не возмутилась, государство «посредством своей власти» не спешило восстановить справедливый и законный порядок вещей.
    
    Это такие мелкие житейские истории, из которых и соткано полотно современной жизни российского обывателя.

    Сегодня мы сильные, здоровые и богатые. И нам кажется, что всё это нас никогда не коснется, и мы не будем униженно стоять у порога какого-нибудь ТОГУБУСОНа, комитета, управления, фонда или отдела в попытке чисто физического выживания.

    Оттого минувший год был отмечен просто всплеском каких-то людоедских скандалов, главная суть которых – презрение к тем, кого социальное государство, вообще-то, должно защищать «посредством своей власти».

    Вспомним, например, скандал на заседании смоленского горсовета от 17 октября 2012 года, когда депутат Андрей Ершов под дружный смех своих коллег возмутился выделением 195 тысяч рублей на бесплатный проезд малолетних узников фашистских концлагерей: «Чем мы обязаны малолетним узникам концлагерей? Тем, что их не добили?»

    Или вспомним веселье ведущих утреннего шоу «Программа П» в эфире Государственной радиовещательной компании «Маяк» 4 октября 2012 года, когда ведущие Виктория Колосова, Алексей Веселкин и диджей «Инвалид» просто покатывались с хохота, рассказывая об умирающих в муках больных муковисцидозом. Выглядело это примерно так. Приглашенный и ошалевший от происходящего доктор пытался объяснить суть беды: «В быту их называют «соленые дети»… Нарушен обмен хлора, и соль выступает на коже». На что тут же последовала реплика одного из ведущих: «С ними хорошо текилу пить!..» И так на протяжении всей передачи.

    Или вспомним простодушного члена Общественной палаты, экс-депутата Госдумы от «Единой России» Максима Мищенко, который в трогательной заботе о здоровье россиян предложил сразу вычеркивать онкобольных из жизни, не растрачивая на них казенные средства: «Есть десять человек, которым можно помочь, они лежат и ждут скорую помощь. А есть один человек, больной раком. И мы расходуем деньги на продление его жизни, при этом обделяя людей, которых можно быстро вернуть в строй».

    Ну, и так далее…

    А вот замечательная рождественская «сказочка» из Франции, как оказалось, основана на реальной истории.

Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку