Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Позавидуем шимпанзе 28.01.2013

Позавидуем шимпанзе

    Неуемное любопытство британских ученых по поводу самых неожиданных вещей и процессов уже давно вошло в анекдоты. Однако на этот раз хочу сослаться на любопытное исследование американских ученых. Группа специалистов Национального центра исследования приматов при Университете Эмори (США) установила, что маленькие дети и, как ни странно, шимпанзе, которые считаются самыми близкими родственниками человека, обладают врожденным чувством справедливости.

    Диву даешься – куда же девается этот щедрый дар природы при взрослении Homo sapiens, по крайней мере, на просторах современной России? Остается только щемящее чувство неудовлетворенности – как будто потерялось что-то дорогое и так необходимое, но никак не можешь вспомнить, что же именно.

    Как мудро утверждал знаменитый персидский поэт XII века Ас-Самарканди Мухаммед ибн Али, «основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и правосудии». С этим не поспоришь. К тому же справедливость – это последнее прибежище униженных и оскорбленных, которым больше не на что надеяться. Человек может не разбираться в хитросплетениях запутанных законов, но он все же обычно чувствует навязанную несправедливость.

    Кстати, именно на этом чувстве, как правило, базируется вся деятельность судов присяжных.

    В одном из недавних номеров журнала «Русский репортер» есть симпатичный материал «Справедливость по-американски: от наказания до оправдания», который рассказывает о самом низовом звене американского правосудия – службе шерифа, прокуратуре, судах (тех, что у нас посчитали бы районными).

    Вот лишь один маленький пример «справедливости по-американски». Никакой политики и большой экономики. Чистая бытовуха. Очень типичная история для любой страны: парочка в разводе, стервозная жена не дает бывшему мужу видеться с ребенком. Он в сердцах звонит с угрозами: сейчас, мол, приеду, и попробуй только не пустить к ребенку…

    В итоге у дома благоверной его уже ждала полиция, а в машине у него еще и нашли открытую бутылку пива. Все, хана… Ага, щас! Оказалось, что тетка позвонила после получения угрозы от мужа не в 911, как положено, а своему нынешнему бойфренду-полицейскому, и это он прислал патруль. Присяжные возмутились, что полицейский смешал личное с профессиональным, и оправдали парня.

    Без особого напряжения фантазии можно представить, чем бы обернулась эта история у нас. Скорее всего, у мужика во всех карманах неожиданно нашли бы наркотики, а в машине – парочку гранат, суд поверил бы самому честному слову бойфренда-полицейского, и отправился бы бывший муж на нары лет этак на пяток, да еще с потерей родительских прав.

    Стоит ли удивлять словам председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова на VIII съезде судей: «Мы стоим перед лицом серьезнейшего кризиса – кризиса доверия к судебной системе». Ну, репутация арбитражных судов в последнее время еще как-то прилично выглядит. По крайней мере, в Тамбовской области от многих предпринимателей, которые лично сталкивались с местным арбитражем, приходилось слышать в основном положительные отзывы.

    Однако основной поток заявителей все же идет именно в суды общей юрисдикции, и в основном с той самой бытовухой – купля-продажа, права потребителей, семейные дрязги, банальный криминал, раздел имущества, социалка. В общем, наша повседневная жизнь. А идем мы в суды, потому что больше некуда идти в поисках справедливости.
Нас уверяли, что для достижения максимального уровня профессионализма и справедливости решений судьям следует установить максимальный уровень зарплаты. Как заявила замминистра финансов РФ Татьяна Нестеренко, сейчас средняя заработная плата арбитражных судей и судей общей юрисдикции субъектов составляет 115 тысяч рублей, районных судов – 102 тысячи, мировых судов – 45 тысяч. А с нынешнего года снова обещают существенный рост.

    Казалось бы, за такие деньги налогоплательщик вправе рассчитывать на справедливое и беспристрастное рассмотрение любых дел.

    И что же нас ждет в судах на самом деле? Например, судьи, которые, что называется, не приходя в сознание, выносят приговоры, ломающие судьбы людей. На минувшей неделе большой популярностью пользовались видеоролики о том, как сладко спит во время судебного заседания 29-летний заместитель председателя Благовещенского городского суда Амурской области по уголовным делам Евгений Махно.

    И это отнюдь не исключение. В Интернете можно найти и другие похожие ролики. Скажем, столь же сладко спит в ходе заседания судья В. Кофанов в городе Мценск Орловской области, который, проснувшись под конец процесса, закатал человека за решетку на 7 лет за долги, большую часть которых тот уже выплатил (так утверждается в комментариях к роликам).

    Но, в сущности, даже неважно, какие именно дела и по каким статьям рассматриваются такими судьями. Любое вынесенное в подобных условиях решение не имеет никакого отношения к справедливости, да и, подозреваю, к закону.

    К тому же российские суды остаются крайне закрытой и непрозрачной системой. Часто просто невозможно понять, что же там, за закрытыми дверями, происходит, и почему это приводит к чудовищным трагедиям.

    Вспомните недавний случай нападения обвиняемого на судей Октябрьского районного суда. Не отморозок-рецидивист, а бывший заместитель начальника отдела информационных технологий инспекции Федеральной налоговой службы по Тамбову Андрей Ляшков одного судью прямо во время заседания вдруг ударил ножом в руку, а другого – в руку и живот.

    Можно прочитать все имеющиеся информационные сообщения об этой трагедии вдоль и поперек, но невозможно найти главное – почему схватился за нож человек, которому за мошенничество грозил штраф и, возможно, условный срок? Что такое случилось при рассмотрении этого уголовного дела, что обвиняемый ранее всего лишь в мошенничестве человек был готов взять на душу грех убийства и теперь может получить вплоть до пожизненного?

    Статья 8 «Присяга судьи» федерального закона о статусе судей в РФ гласит: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг и моя совесть».

    Но иногда складывается впечатление, что справедливость – это понятие, которое хорошо знакомо для шимпанзе, но не совсем, к сожалению, знакомо российским судам. Даже самого высшего уровня. По крайней мере, это очень ярко проявилось в скандальной истории с угрозой расформирования ради судейского здоровья питерской больницы № 31.
Когда молчание по этому поводу стало совсем уж неприличным, осторожно высказались представители Высшего арбитражного суда РФ. И консультант Управления по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации ВАС РФ Ирина Юдина, и пресс-секретарь ВАС Анна Ковалева, правда, прокомментировали скандал совершенно однотипно: «Мы надеемся, что будет найдено решение, устраивающее всех».

    Ну, вот лично мне кажется, что это Золушка может надеяться, что прилетит фея-крестная и подарит ей хрустальные туфельки, принца и танцульки во дворце до полуночи. А для высшей судебной власти как-то более приличным все же иметь какую-то твердую позицию, основанную на законе и – да! – на справедливости. А создание привилегированных спецбольниц специально для судейских, чтобы они, не дай бог, с чернью не пересекались в деликатном вопросе оздоровления, – это и несправедливо, и антиконституционно. Уж судьям ли этого не знать?

Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку