Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Мир. Май. Секс? 22.04.2013

Мир. Май. Секс?

Мир. Май. Секс?

    Суровая битва за нравственность и высокую духовность россиян, похоже, вступает в решающую стадию. Мы, как никогда, близки к тому, чтобы на практике реализовать в новых условиях знаменитую фразу представительницы общественной организации «Комитет советских женщин» Людмилы Ивановой, которая была сказана ею во время телемоста Ленинград – Бостон под названием «Женщины говорят с женщинами», вышедшего в эфир 17 июля 1986 года.
    Для тех, кто в те времена еще не доросли до просмотра телевизора, рассказываю. Именно Людмиле Ивановой принадлежит историческая фраза: «У нас в СССР секса нет...»
    Как рассказывают сами участники того ставшего легендарным телемоста, представительница США пожаловалась, что у них в стране телевидение в рекламных роликах часто эксплуатирует сексуальные образы, и поинтересовалась, как с этим обстоят дела на телевидении в СССР. Ну, Людмила Иванова и ответила от души.
    Впрочем, легенда гласит, что громкий смех зрителей просто заглушил продолжение этой фразы, и на самом деле в полном виде она звучала якобы так: «У нас в СССР секса нет... на телевидении». Правда, подтвердить это видеозаписями невозможно.
    И вот, спустя более чем четверть века, после этой знаменательной телепередачи реализовать ее главный лозунг на практике, слегка сузив географию до пределов России, решили в Государственной Думе. Депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Михеев на днях внес в нижнюю палату на первый взгляд вполне себе невинный законопроект о поправке к статье 4 «Закона о СМИ», который на самом деле имеет совершенно феерическое содержание.
    Главная законодательная новелла, предложенная депутатом, – это полный запрет для СМИ заниматься пропагандой «эгоизма, социального паразитизма, сексуальной распущенности, легкомысленного и (или) неуважительного отношения к сексуальным функциям и (или) реализации сексуальных функций». Нарушение этого запрета грозит физическим лицам штрафом до трех тысяч рублей, а юридическим — до 300 тысяч.
    Кстати, аналогичный запрет депутат предлагает ввести и для рекламы (вспомним взволнованную американскую гражданку из телемоста 1986 года). Ведь, по его словам, провозглашенное в законопроекте «легкомысленное отношение к сексуальным функциям» приводит в настоящее время прямо-таки к катастрофическим последствиям – начиная от «аварии из-за просмотра красивой фигуры девушки на рекламном щите».
    Ну, и, конечно же, тонкую душевную организацию россиян следует оградить, по мнению Олега Михеева, «от развлекательных программ», основанных на «публичном обсуждении или демонстрации частной жизни граждан». Право такого публичного обсуждения государственный муж делегирует только «должностным лицам органов госвласти» или «экспертам, чья квалификация в рассматриваемой области подтверждается в установленном законом порядке».
    Депутат уверен: в российских СМИ объем информации, направленной «на возникновение отрицательных эмоций», не должен превышать объем информации, направленной «на возникновение положительных эмоций». И вообще, на протяжении всех последних лет он «наблюдает катастрофическое падение нравов».
    В принципе, наверное, вокруг этого даже нет особого смысла что-то рассуждать. Можно присоединиться к мнению одного из многочисленных комментаторов, который написал: «Чувствую, что начинаю терять связь с родиной (пытаясь осмыслить понятие «легкомысленное отношение к сексуальным функциям». – Г.Ю.). Смысл каждого слова понимаю по отдельности, а составить в единую смысловую фразу вот из этих четырех слов не могу».
    А можно вспомнить ёрнические комментарии, которыми был буквально переполнен Рунет несколько дней назад, когда российский президент подписал ранее принятые той же Госдумой поправки все в тот же многострадальный закон о СМИ и Кодекс об административных правонарушениях РФ, которые ввели штрафы до 200 тысяч рублей за употребление нецензурной лексики.
    Тогда ехидные комментаторы наперебой соревновались в прогнозах, что же такое придумают еще наши законодатели для спасения нашей духовности? Введут запрет на добрачный секс? Как оказалось, пользователям Рунета надо быть осторожнее в своих невероятных прогнозах – они могут сбыться.
    Теперь же уже не до ехидства. Добрачный секс, как и внебрачный, вполне вписывается в рамки «легкомысленного и (или) неуважительного отношения к сексуальным функциям». И не надо тешить себя иллюзиями, что уж на этот-то раз законодательный бред точно будет отправлен туда, где ему и место, – в мусорную корзину. Ведь председатель думского комитета по информационной политике Алексей Митрофанов, на слова которого ссылается «Газета.Ru», уже заявил: «Идея хорошая».
    Кстати, «легкомысленное и (или) неуважительное отношение к сексуальным функциям и (или) реализации сексуальных функций» уже было предметом изучения в рамках регионального законодательства. Закон «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» (в просторечье получивший устойчивое наименование «закон о топоте котов») первоначально вводил штрафы до 4 тысяч рублей за «громкий секс» за стенкой у соседей.
    Но питерские депутаты вовремя остановились, и в окончательном варианте слишком бурные любовные утехи решили оставить безнаказанными. Видимо, представили, как глубокой ночью в квартиры горожан в самый момент оргазма врывается вызванный разгневанными соседями ОМОН.
    Нас уже трудно чем-то удивить в российском законотворчестве. Тем более все более агрессивным, наглым и беспардонным вторжением государства в частную жизнь его граждан.
    Вот взяли бы лучше, да и удивили нас всех эффективным решением такого вопиющего проявления «легкомысленного и (или) неуважительного отношения к сексуальным функциям», как массовые невыплаты алиментов. Даже по официальным данным, из 3,2  миллиона российских детей, которым положены алименты, две трети своих денег не получают.
    Судебные приставы бьются с этой прорвой горе-отцов (в основном), но пока без особого успеха. В Тамбове, например, недавно завершилась специальная акция «Весна уже в пути – алименты заплати», в рамках которой к высоким духовным идеалам злостных неплательщиков алиментов пытались приобщить в том числе и священники. Скажем, по состоянию на 1 марта 2013 года только в производстве Бондарского отдела судебных приставов находилось 96 исполнительных листов по алиментным обязательствам. Причем 15 нерадивых папаш не платили алименты вообще, а четверо из них находились в розыске.
    Наверное, если все местные СМИ резко перестанут пропагандировать «эгоизм, социальный паразитизм, сексуальную распущенность» (ну, и далее по списку депутата Михеева), то отцы-неплательщики тут же просветлеют духовно, возвысятся нравственно и отправятся на почту дрожащей рукой заполнять закапанные слезами раскаяния бланки почтовых переводов.

Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку