Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Жизнь в плохой копии 10.06.2013

Жизнь в плохой копии


    ЖИЗНЬ В ПЛОХОЙ КОПИИ

    Сижу за компьютером, работаю. И краем глаза наблюдают развитие событий в новом отечественном телесериале «Защита свидетелей». А события эти весьма прелюбопытные. Уже в первых сериях у главных героев поубивали половину тех, кого они, собственно говоря, и должны были защищать.

    Причем происходило это исключительно по вине самих защитников. Например, одну из свидетельниц ради сбора оперативной информации они отправляют на встречу с человеком, который и собирается ее убить. Встреча происходит в ресторане, принадлежащем этому же человеку. К тому же там отключается прослушка, и защитнички ничего не видят и не слышат. В итоге женщина погибает, а душевные муки по сути убивших ее оперативников заглушаются традиционным для России методом – с помощью бутылки водки, трагически выпитой на берегу Невы из горла и без закуски.

    И вот что подумалось.

    Защита свидетелей – это только один из многочисленных механизмов, который Россия попыталась скопировать из устройства так называемых «цивилизованных стран». Но вот копии у нас получаются какие-то кривоватые и работают соответствующим образом.

    Как известно, одна из старейших правоохранительных структур США – Служба маршалов – является подразделением Министерства юстиции. Их задача – именно защита свидетелей, и только это является приоритетом. Невозможно представить, чтобы маршалы втравили защищаемое ими лицо в абсолютно любительскую и совершенно не подготовленную операцию по сбору доказательств против убийцы.

    У нас же управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите (УОГЗ) создано в рамках МВД, где менталитет заточен под добычу доказательств и оперативную работу.

    Около 10 миллионов россиян ежегодно становятся потерпевшими или свидетелями по уголовным делам по особо тяжким преступлениям. Угрозы получает, по данным МВД, примерно каждый пятый из них. Однако большинство самых эффективных мер по защите в России не работают в принципе. Например, невозможно объявить человека умершим и дать ему после этого новую жизнь. Практически нет случаев переселения защищаемого на другое место жительства, поскольку возникли противоречия с жилищным и гражданским кодексами.

    Конечно, кто-то скажет, что кино – это просто кино. Но сценаристом телесериала выступает Андрей Константинов, который очень неплохо знает криминальный мир и оперативную работу. А это означает, что все происходящее в сериале очень близко к реальности…

    А между тем, плохие копии позаимствованных из практики других стран механизмов продолжают размножаться на территории нашей страны.

    Сейчас, например, сезон скандалов с ЕГЭ. С каждым годом его сдача все больше напоминает спецоперацию с криминальным уклоном. В этом году уровень если не криминала, то наглости и цинизма уже просто зашкаливает. Что будет в следующем году – даже страшно представить.

    Прекрасная идея – дать равную возможность всем выпускникам для поступления в сильный престижный вуз и выявить наиболее талантливых. В России эта идея стремительно превращается в пародию.

    В той же Америке, на которую, собственно, и равнялись создатели отечественной системы ЕГЭ, при поступлении в колледжи важное значение имеют не только данные итоговых тестов, но и оценки за предпоследний год обучения. Они вносятся в базы данных, и их невозможно изменить задним числом. А задача итогового теста – определить общий уровень образования по 36-бальной шкале и сразу по нескольким разделам (математика, физика, литература, грамматика и другие – всего около 90 вопросов и заданий).

    Если выпускник хочет улучшить свой средний балл, он вправе трижды пересдать тест с новым заданием. Но к проведению самого теста и проверке результатов школа не имеет никакого отношения, иначе нарушается принцип объективности. Тестами занимаются специальные комиссии чиновников из департаментов образования. А в итоге колледжи получают более полную и объективную картину.

    А что у нас?

    Кстати, в Тамбове в этом году пока обходится без явных скандалов. Всего в областном центре ЕГЭ в 2013 году сдают 1 426 школьников по 13 предметам. Это тесты по русскому языку, математике, литературе, химии, биологии, географии, физике, истории России, обществознанию, английскому, немецкому и французскому языкам, информатике. Для сдачи экзамена по выбору наибольшее число тамбовских выпускников выбрали обществознание (65,8%) и физику (29,7%). Нескольких из них поймали со шпаргалками и мобильными телефонами.

    Зато в этом году мы уже узнали подробности «экзаменационного туризма», при котором в Дагестане ученики выпускных классов городских школ в массовом порядке за 2-3 месяца до выпуска переводились в сельские школы, поскольку там «дешевле» сдать ЕГЭ.

    Есть и подробности «медицинского эксперимента», когда на Ставрополье группа выпускников (по случайному, конечно же, совпадению – все сплошь дети чиновников и крупных бизнесменов) вдруг получили медсправки о серьезных проблемах со здоровьем, отправились на досрочную сдачу экзамена и тут же чуть ли не все стали 100-балльниками.

    Из восьми 100-балльных оценок по русскому языку семь были получены именно медицинскими досрочниками. Кстати, справки о слабости здоровья им выдали в одной и той же больнице, руководство которой отказалось пустить на свою территорию для проверки даже прокурорских работников. И правильно, не фиг тут шляться, от работы отвлекать…

    А пока разбирались с русским языком, Ставрополь вышел в рекордсмены и по математическому ЕГЭ. В той же больничке выпускники получили справки о необходимости досрочной сдачи ЕГЭ по математике, сдали и показали себя гениями. Из 40 отличников по всей России на ставропольских досрочников приходится 9 человек. Причем все 9 отличников досрочно сдавали экзамен в одном и том же пункте приема № 096, и им к тому же достались смежные варианты теста, то есть практически все задания совпадали.

    Вот такая пародия на «цивилизованное тестирование», но уже очень сильно несмешная.

    А еще мы без особого успеха пытаемся копировать страховую медицину, суды присяжных, накопительные пенсионные фонды и многое другое. Не сказать, что во всем мире это работает идеально, но все-таки работает. При переходе под сень отеческих осин все эти механизмы напрочь застопориваются.

Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку