Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Путешествие из совка в Рашку 16.06.2014

Путешествие из совка в Рашку

Ну, всё – балалайку на гвоздик, медведя на цепь, граненые стаканы в шкаф, матрешку в чулан, пустые водочные бутылки в пункт приема стеклотары… Именно так должен поступить каждый истинный россиянин, отпраздновав главный государственный праздник. По крайней мере, если верить некоторым Интернет-ресурсам.

Это уже привычные штампы, которые не одно десятилетие кочуют по миру – балалайка, матрешка, водка, медведь. Стоит ли этому удивляться? Люди по своей природе довольно консервативны. Уж вроде в космос слетали все, кому не лень, землю опутала глобальная сеть, а Россия – это по-прежнему балалайка, матрешка и далее по списку.

Впрочем, мы сами с труднообъяснимым захлебывающимся восторгом придумываем новые уничижительные штампы (или, как сейчас можно говорить, мемы) и с таким же восторгом транслируем их на весь мир.

Вот лично мне всегда хотелось посмотреть в глаза тому уроду, который придумал мерзкое слово «совок». Уж сколько лет оно кочует по просторам информационного пространства – кажется, можно привыкнуть. Ан нет, каждый раз – как ножом по стеклу (так же мерзко и противно до мурашек вдоль позвоночника).

Вот на праздники стою в очереди у кассы в магазине, а у соседней кассы покупатель на кассиршу гнев изливает: «Когда же у вас этот совок закончится?!» И покупатель, и кассир в том возрасте, что даже в последние годы советского государства в лучшем случае мамкину сиську сосали, а то, может, еще только в планах родителей-молодоженов были. Но при этом твердо уверены, что всё мерзкое, гадкое и противное – это, конечно же, чистый совок.

Если верить экспертам Института русского языка РАН, за сомнительную честь быть первооткрывателями этого мема бьются поклонники трех авторов.

Так, известный музыкант Александр Градский утверждает, что как-то при распитии горячительного с друзьями в песочнице взрослые дяденьки использовали забытые детьми пластмассовые формочки, а ему пришлось отхлебывать из совка. А вот культурологи Александр Генис и Петр Вайль утверждали, что придумали называть совками советских туристов, выезжавших за границу. И последнее: писатель и философ Михаил Эпштейн назвал «совками» и «совщицами» героев своей книги «Великая Совь» (по аналогии со словом «Русь»). В нашу страну это прозвище могло попасть после того, как автор прочитал отрывки из своей книги в 1989 году на Би-би-си. И сам автор, кстати, не закладывал в это слова никакого негативного смысла.

Но сегодня в этом мерзком слове нет ни сочувствия, ни понимания, ни снисходительного юмора, ни лирической иронии. Только презрение к людям, жившим в стране под названием СССР. Причем к каким-то чужим, абстрактным людям.

Вот как хотите, но не могу представить, что приходит такой правдоруб домой, подходит к маме/папе, смотрит в родное и любимое до каждой морщинки лицо и презрительно рубит прямо в глаза: ты, мол, тупой и злобный совок, душитель свободы, криворукий бездельник и алкан синюшный… Не-е-е-ет, родные мама/папа – это чудные, милые и добрые люди, честные труженики. Они же учили детей, делали операции, строили плотины и выводили новые сорта морозостойкой черешни, а тупые быдловатые совки – это, конечно, где-то там, кто-то другой.

Но спустя 23 года после развала СССР как-то уже не катит всех собак вешать на совков. Какие-то сомнения начинают проявляться даже у самых упоротых критиканов. И потому из совка пешим ходом мы постепенно переместились в другую мифологическую страну под названием Рашка.

При всем своем старании на просторах Интернета я так и не нашла автора этого чудовищного по своей пошлости мема. Если за авторами «совка» тянется легкий флёр все еще модной антисоветчины, то Рашка лишена такого прикрытия. А потому авторы стыдливо скрываются за анонимностью, хотя и не в силах скрыть свое отвращение, презрение и высокомерие к собственной стране.

Есть версия, что родилось это словечко в среде постсоветских российских эмигрантов первой волны, который приехали на Запад в твердой уверенности – их встретят с распростертыми объятиями, но в итоге не смогли добиться значительных успехов.

Ну, а населена Рашка, конечно же, «ватниками» – это такая новая версия «совков». Конечно же, еще тупее, хамоватее и с абсолютно рабским менталитетом. Из техники им можно доверить только метлу, а с гаечным ключом, наверное, уже не справятся. А про высокие материи тут и заговаривать не стоит.

Считается, что Интернет-мем «Рашка — квадратный ватник» родился еще в прошлом году в соответствующей группе соцсети «ВКонтакте». Теория заговора гласит, что у истоков ее стоял некто Роберт Леви, который является президентом вашингтонского Cato Institute. Так ли это на самом деле – одному богу известно. Но словечко «ватник» бурно расплескалось по просторам Интернета с начала нынешнего года и стало одним из орудий в развернувшейся информационной войне вокруг Украины.

А при чем тут минувший праздник? Да при том, что за 23 года государственная идеология так и не была наполнена понятными, доступными и запоминающимися образами. Посмотрите ТВ-программу на четыре праздничных дня – жуткий разнобой, который говорит о том, что телеканалы тоже не понимают, что показывать на 12 июня.

Тамбову еще повезло. К 12 июня у нас изящно подверстали День города. В итоге есть возможность сверстать любую праздничную программу – тут тебе и Тамбовская Казначейша, и фестиваль духовых оркестров, и масса других удовольствий. Красиво, весело и не надо лишней идеологией заморачиваться.

Кстати, о ватниках. Говорят, в соседнюю Белгородскую область недавно американские фермеры завезли по контракту коров породы абердин-ангус. Они приехали со всей своей ковбойской амуницией и собственными лошадьми. Но вот с первыми же морозами переоделись в российские ватники и, говорят, балдеют от функциональности этой незамысловатой одежки.

Галина Юдахина
Корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку