Туристический тамбов
АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
Давность эффективного огня 13.02.2015

Давность эффективного огня

70 лет, прошедших с момента окончания Великой Отечественной войны, стерли с земли следы боев. Разбитые танки переплавили в комбайны, комбайны – в легковые автомобили бюджетного сегмента. Те ветераны, которые прошли Белоруссию и Смоленск, Подмосковье и снова Смоленск, Сталинград, Курск, снова Белоруссию и Польшу, уже легли в землю, как и их однополчане, что тогда остались на полях сражений. Нет больше боевых маршалов и генералов, не осталось уже командовавших в войну дивизиями и полками. Живы лишь простые рабочие войны – те, кто пришел на фронт молодым и взрослую жизнь свою начал с боев.

Сегодня мы уже не узнаем в них солдат. При виде старика, с великой осторожностью ступающего по летнему асфальту, как по тонкому льду, одетого в жару в теплую куртку, нам в последнюю очередь придет в голову, что мы видим перед собой танкиста, сбросившего последних немцев в стылые воды Балтики, или пехотинца, раненого в пригороде Берлина. Да и сам он скорее скажет о себе – пенсионер, работал инженером по технике безопасности на Полимермаше. Слишком уж далеко 1945-ый от 2015-го.

А ведь они лицом к лицу видели солдат вермахта и СС, шли на них в атаку, стреляли из винтовок и автоматов. И убивали. Убивали тех, кто еще недавно практически уничтожил кадровую Красную армию, тех, кто еще недавно сам убивал детей и стариков в селах и городах, чтобы очистить для себя, сверхчеловеков высшей расы, жизненное пространство. Они убивали фашистов, давя гусеницами танков вражеские укрепления. Убивали в рукопашной, занимая траншеи, поминутно теряя своих товарищей, бросая гранаты в блиндаж. Убивали всех, одетых в немецкую военную форму, державших в руках оружие. Они шли на запад, чтобы закончить войну. Горели в танках и самолетах, тонули в болотах и реках, выживали после страшных ранений и снова рвались на фронт, чтобы войны больше не было. Эти мальчишки 18-20 лет штурмовали Зееловские высоты и брали Берлин для того, чтобы их дети, еще не родившиеся, жили на своей земле, говорили на своем языке и не снимали шапку перед любой истинно арийской сволочью.

Дед мой был из них. Кавалер боевых орденов и медалей, прежде всего он был для меня тонким знатоком природы и русского языка, любителем литературы и рыбалки, огородником и публицистом, поэтом, писателем и спортсменом. Родился в 1924 году, в 1942 поступил в тамбовское артиллерийское училище, окончил его в 1944-ом с золотыми погонами младшего лейтенанта и с начала победного 45-го впервые увидел врага в прицел 45-мм орудия, носившего тогда прозвище «Прощай, Родина!» Такое прозвище вызвано было тем, что расчет сорокапятки, ставшей к концу войны почти исключительно противопехотным орудием, жил в бою очень недолго. Как, впрочем, и сама пушка.

Дед мой был из них. Кавалер боевых орденов и медалей, прежде всего он был для меня тонким знатоком природы и русского языка...

Сам дед про войну рассказывать не очень любил. Рассказы его были в большинстве своем талантливым пересказом фронтовых баек, либо же звучали курьезные истории, герои которых вполне ожидаемо попадали в тяжелые ситуации благодаря собственному раздолбайству, но выкручивались с помощью какого-то совершенно невероятного везения. Рассказывал о том, какие артиллерийские системы стояли на вооружении в РККА, у противников и союзников, с удовольствием вспоминал характеристики стрелкового вооружения, проводил сравнительный анализ советских полуторок, немецких «Блитцов» и американских «Доджей» и «Студебеккеров» (американцы безусловно лидировали). Рожденный 9 мая, День Победы он порой называл вторым днем рождения, но, отмечая, неизменно к вечеру становился мрачен: одолевали воспоминания.

Да и как забыть то, за что получил первый свой орден – Красную Звезду? Не думаю, что можно такое забыть. Сам дед не рассказывал – только недавно довелось мне увидеть наградные документы с описанием подвига. Привожу с сохранением орфографии и пунктуации. «Головашин Александр Григорьевич, 1924 г.р. Звание: гв. мл. техник-лейтенант. В РККА с 09.1942 года. Место призыва: Тамбовский ГВК, Тамбовская обл., г. Тамбов. В наступательном бою 2 февраля 1945 года в районе м. Нойендорф (Германия) тов. Головашин находясь непосредственно в боевых порядках наступающих подразделений действуя в разведке с группой 7 человек напали на оборонявшийся гарнизон противника. Несмотря на его превосходящие силы первым бросился в расположение противника и гранатами поднял панику в его рядах. Когда противник отчаянно сопротивляясь пошел в атаку, тов. Головашин противотанковой гранатой подбил бронетранспортер и из автомата уничтожил весь экипаж, обеспечив продвижение вперед наступающим подразделениям».

Герой? Герой.

Только подписали это представление еще большие герои, до нынешних дней и вовсе не дожившие. Первая подпись - командира 21-й гвардейской механизированной бригадой 8-го гвардейского механизированного корпуса 1-й гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта Пётра Ефимовича Лактионова.

16-17 апреля 1945 года бригада Лактионова, в которой воевал мой дед, прорвала немецкую оборону у Зееловских высот и 25 апреля в числе первых вошла в Берлин. С момента прорыва 15 апреля немецкой обороны на Кюстринском плацдарме бригада уничтожила 713 солдат и офицеров противника, захватила в плен 843, значительное количество техники и вооружения. Совместно с самоходчиками 400-го Гвардейского полка захватила 200 немецких самолетов. Кадровый военный Петр Лактионов в РККА с 1919-го года, на Халхин-Голе беда миновала, всю Отечественную с 1941 года воевал, но… 26 апреля 1945 года Лактионов в бою получил смертельное ранение и через 3 дня умер в госпитале. Похоронен он был в парке Тиргартен в Берлине. Герой Советского Союза посмертно. А при жизни был награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды.

А еще рассказывал мне дед о начальнике штаба их бригады, который тот же приказ ему на Красную Звезду подписывал. Отчаянной, говорил, храбрости человек был, и сильно переживал за то, что на штабной должности сидит. Геллер его звали, Мендель Хаимович. Гвардии майор. Пошел на войну добровольцем 26 июня 1941 года. Из Ленинграда. 2 ордена Красного Знамени, Красная звезда и Отечественная война 1 и 2 степени. Пока его искал, столько других Геллеров нашел, от рядовых до полковников и сплошь героев и орденоносцев, что первый брошу камень в того, кто будет зубоскалить насчет низких боевых качеств советских евреев.

Геллер его звали, Мендель Хаимович. Гвардии майор.

При всем моем уважении к деду и повидал он поменьше, и подвиги меньшего калибра. Только вот его ордена-медали были им заслужены полностью и целиком. Что Лактионов, что Геллер туфту бы не подписали. Вот такие и ушли первыми, боевые комбаты, гвардии майоры и полковники. Просто по возрасту. Очень уж у нас на Руси мужики недолго живут. Как-то так получается.

Что Лактионов, что Геллер туфту бы не подписали.

…Летели в нацистов снаряды и бомбы, пули и осколки. Небожители уже вершили судьбы послевоенного мира, а солдаты еще делали свое дело. То, ради чего они пришли в Германию, уничтожая войска противника и щадя население. Уничтожить нацизм и особо упертых партайгеноссе было их задачей, да так, чтобы у немцев и мыслей о чем-то подобном больше не возникло.

И ведь не возникло. Не пропагандируют бывшие белокурые бестии свою расовую чистоту, и другие народы больше неполноценными не считают. Хороший урок получили. Любой бюргер того придурка, кто свастику нарисует, с великим удовольствием в полицию сдаст. И мало ему не покажется. Все усвоили. Только вот…

Украина. Батальон «Азов». На касках у гарных хлопцев свастики хоть и не у всех, но есть. У взводного день рождения, так ему товарищи по оружию часы подарили. Хорошие часы, механические. Раритет, сейчас и не найти таких. Корпус желтого металла, орел в лапах свастику держит. Нехай парубок красуется. От дедушки из дивизии СС «Галичина», видимо, достались. За Георгиевскую ленточку могут избить, а могут и убить. Бандера с Шухевичем, по мнению прогрессивных украинских историков, не гитлеровские подстилки, а герои украинской нации. Не партизан Ковпак, а каратели теперь там герои. Больше того. Русские, оказывается, не совсем полноценны. Расово. Куда им до щирых украинцев – рабы! Пока еще не говорят, чьи именно, но скоро скажут. Чего стесняться, если «Украина превыше всего?» Дойчланд, так сказать, юбер аллес. И ладно бы одним батальоном этот цирк ограничивался. Увы, значительная часть украинцев им вторит: "Москаляку на гиляку!".

Дальность эффективного огня различных средств вооружения – разная. Стрелковое оружие – одна, артиллерийские системы – другая. Дед мой это прекрасно знал, и в белый свет, как в копеечку, не бабахал. Есть максимальная дальность полета снаряда, есть прицельная, есть дистанция гарантированного поражения. Германия урок крепко усвоила, несмотря на давность этого огня, а вот для некоторых украинских неонацистов, видимо, не дошло. Эффективен был огонь, да только давно это было. И деда нет, и его командиров, не бравших таких «сверх-хохлов» в плен.

…Как бы нам напомнить не пришлось.


Владимир Головашин
корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку