Туристический тамбов
КУЛЬТУРА
В Тамбовском драматическом театре показали "Пигмалиона" 22.09.2016

В Тамбовском драматическом театре показали "Пигмалиона"

В Тамбовском драматическом театре показали первую в этом сезоне премьеру - спектакль "Пигмалион" по пьесе Бернарда Шоу. 

Главные роли режиссёр Кац отдал молодым артистам - Екатерине Буй и Сергею Ключникову. В них Кац видит одержимость, которая, по его мнению, обязательно будет транслироваться в зал. Ради этой энергии режиссёр готов закрыть глаза на некоторые погрешности в актёрской игре. Кацу по-настоящему важно только одно - тот заряд, который в итоге получает зритель. 

Пьеса рассказывает о лондонском профессоре фонетики Генри Хиггинсе, который заключил пари со своим приятелем, полковником Пикерингом. По условиям пари, Хиггинс должен за шесть месяцев обучить цветочницу Элизу Дулиттл произношению, принятому в высшем обществе, и на светском приёме суметь представить её как герцогиню.


Для Екатерины Буй это первая большая работа в главной роли. Самая сложная - настолько трудоёмкая, что сходство Буй со своей героиней уже не просто слова. Её профессор, ее создатель, тот кто поверил в неё, и вдохнул новую жизнь - режиссёр Аркадий Кац. 

"Всё было тяжело. Мне говорят, что мы с Элизой чем-то похожи. Мне тоже кажется, что это так. В моей жизни, наверное, происходит так же. Меня тоже перевернули. Режиссёр поверил в меня и сделал другой. Это роль-экзамен, справлюсь я или нет, какая я актриса. Есть моменты, которые я бы хотела сделать не так, как сегодня. Впереди еще много экзаменов. Буду совершенствоваться", -  призналась Екатерина Буй корреспонденту ИА "Онлайн Тамбов.ру".

Кац прочит Буй большую актерскую карьеру, выделяет ее среди других актрис тамбовского театра. Неоднократно Кац говорил об этом на пресс-конференциях. 

Молодостью, обаянием, энергией и музыкальностью - вот чем пленила актриса режиссёра. Катерина Буй училась оперетте, закончила факультет музыкальной комедии в Минске. В "Пигмалионе" Кац даже ввел сцену, которой нет в пьесе - вокал, ритмика, танцевальные элементы. "Экзамен Элизы - это абсолютно придуманная театром сцена - бестекстовая. Она вся держится на проверке  её способностей - как она поет и танцует", - отметил Кац.


Но всё же показалось: то, что видит в Буй режиссёр, другим пока недоступно. Элиза - вот главная метаморфоза по сюжету, самая очевидная. В спектакле есть энергия Буй, есть её обаяние, красота и молодость. Но нет физического преобразования. Громкая в речах, при этом сдержанная в движениях - так цветочница продавала фиалки, застывшая на коленях, а будучи "герцогиней" аналогично говорила о своей несвободе и желании уйти. Не "ЧОкая", в другом наряде, иной обстановке, но это не была новая Элиза. Не покидало ощущение, будто что-то пропущено: когда героиня стала другой и стала ли? Нет четкой грани, выраженного перехода между Элизой-цветочницей и Элизой-герцогиней.


Поразило сценографическое решение спектакля. Декорации в виде штор из нитей. Это и дождь, и тонкие струны души, и внутренний стержень человека. Костюмы и оформление сцены были придуманы художником-постановщиком Татьяной Швец. В паре с Кацем они работают много лет. Действие начинается с дождя. Сразу после, предчувствие того, что нити могут быть еще и струнами, незаметно исчезает, тем сильнее впечатление от эпизода, когда они заиграли. Получился очень тонкий, волшебный вау-эффект.

Играла Элиза, проводя по нитям рукой.

"Это сцена прощания. Я прощаюсь с домом. В тот момент я решаю, что точно больше не вернусь", - объяснила актриса Екатерина Буй.

Действие завораживает.


Спектакль получился музыкальным по оформлению, по игре, по атмосфере. Настоящий во всём, за исключением одного: когда профессор Хиггинс играл на рояле, звучала фонограмма. Ложь в середине пьесы, зачем? Или это такой режиссерский ход?

Показания расходятся. Актёр Сергей Ключников объяснил это исключительно задумкой постановщиков. По его словам, когда мелодия звучит не из инструмента, а откуда-то из вне, это придаёт особенное смысловое значение - музыка из глубины души. Потом эта же мелодия повторяется в другой сцене, таким образом сюжетные линии перекликаются.

Может и так, но накладка режет слух, снижает градус общего впечатления: пальцы артиста не успевают за ритмическим рисунком, запись даёт искусственный, металлический звук. На вопрос так ли был необходим этот приём, режиссёр Кац отвечает уверено: "Да. Целая сцена построена на этом. Играть должен был именно Хиггинс". И тут выясняется, что актёр Сергей Ключников не владеет инструментом. Режиссёр намеренно идёт на  имитацию, не придавая этому большого значения, объясняет: "Это сценический допуск. Другие могли и не слышать".

Во всём остальном Сергей Ключников убедил на все сто процентов. Хиггинс в первой части и Хиггинс во второй - два совершенно разных человека. Взгляд, мимика, жесты, манера, походка - к концу спектакля профессор предстал на грани сумасшествия. Произошло то, что всегда так ценно в актёрской игре - артист изменился физически, а значит зрителю легче понять драматургию.

В спектакле примечательны роли второго плана и эпизодические. Смешит двухминутный выход Олега Беляева (учитель по ритмике), цепляет игра Валерия Голобородова (Альфред Дулиттл, отец Элизы).

Ну а Юрий Томилин, Валентина Попова, Михаил Березин, Ирина Горбацкая, Светлана Томилина - традиционно украшение любого спектакля.

Премьерный показ доказал, что спектакль "Пигмалион" - это универсальное подзарядное устройство для любого типа зрителя. О сложном и важном - обо всём сейчас получится рассказать лучше и точнее через комедийный подход, говорил режиссёр Кац, обращаясь к актерам и журналистам, а 21 сентября в день премьеры в этом убедился зритель. Спектакль получился красивый, смешной, интересный.


фото: Александр Устинов






Светлана Соловьёва
корреспондент

Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку