Туристический тамбов
ЭКОНОМИКА
Олег Бетин: будем работать - будут партнеры 06.05.2009

Олег Бетин: будем работать - будут партнеры

   Телеканал "Вести" представляет серию интервью с губернаторами российских регионов. Местные руководители рассказывают о том, как на возглавляемых ими субъектах Федерации сказался мировой финансовый кризис, и как регионы выходят из нынешней экономической ситуации. Сегодняшний гость - губернатор Тамбовской области Олег Бетин.
- Олег Иванович, здравствуйте. Спасибо, что пришли.
- Добрый день.
- Начнем с такого вопроса: в первом квартале 2009 года промышленное производство в вашей области сократилось примерно на 10%. Какие отрасли сократили выпуск?
- В январе и феврале было большое падение. Сейчас эта ситуация выправляется, я надеюсь, что к середине полугодия мы выйдем на 100% объема к уровню прошлого года. Прежде всего, это обрабатывающее производство, добывающая промышленность, энергетика - она связана с тем, что была более теплая зима, ну и то, что энергопотребление, промышленное потребление, технологическое оказалось ниже. Вот в основном вот на этих производствах и произошли сокращения. Кроме того, в обрабатывающих производствах есть те, которые набирают темпы, а есть те, которые остановились. Связано это с тем, что они встроены в технологическую цепочку, работают на конечного потребителя – на автосборку, на другие крупные предприятия, комплектуют их, но там были сбои потребления нашей продукции, поэтому здесь были остановки. Это прежде всего химическая промышленность, машиностроение, ну и ряд других.
- Но все же некоторые предприятия сумели сохранить выпуск продукции и инвестиционные свои проекты. А как это им удалось, за счет чего?
- Тут надо говорить о том, что эти проекты готовились и реализуются уже не первый день. Инвестиционные кредиты, новые технологии, конкурентоспособная продукция той, которой у нас нет, да и на Западе не всегда бывает. Поэтому эта продукция сегодня востребована. Ну и рынок России очень большой, объемный, и продукция, которая выпускается им, сегодня востребована. И те, кто работает на конечного потребителя, на децентрализованный рынок – на население, на потребителей. Ведь потребительская способность, покупательная способность не сократилась у нас, поэтому даже внутренний рынок сегодня - достаточно емкий партнер для нашего производства.
- Но вы сейчас говорите, что не сократился спрос, наоборот все констатируют, что именно спрос и сократился, сейчас рынок покупателя, а не продавца.
- Это промышленный спрос прежде всего сократился. А если взять потребительские товары, продовольственную группу, то тут объемы, в общем-то, на потребительском рынке у нас не снижаются и даже немножко подросли к уровню прошлого года. Другая ситуация сегодня. В связи с тем, что цены меняются, на некоторые продукты растут, то и покупательная способность на дорогие товары становится меньше. А объемы массовой продукции, повседневного потребления не сокращаются, даже немножко прирастают. Структура потребления меняется. Ну и, конечно, выросли цены на платные услуги, обязательные услуги, коммунальные платежи. В связи с этим доходы населения у разных социальных групп разные, и меняется структура потребления. Ну, берут более дешевые товары. Это сказывается сегодня на потребительском рынке, и на торговле, и на производителе массовых товаров. Они сегодня на это ориентируются и имеют больший спрос.
- Хорошо. В области есть предприятия, которые сокращают рабочий день или отправляют людей в неоплачиваемые отпуска?
- Да, есть. У нас было более восьми тысяч рабочих мест, где неполная была неделя, неполная занятость. Я скажу, что изначально это было панацеей. То есть люди не ушли на улицу, а сохранили свои рабочие места и перспективу работать. Но они не были загружены, работали неполный рабочий день или неделю, или были в вынужденных отпусках. Сейчас тенденция пошла положительная. Рабочих мест становится больше где-то на треть. Но сегодня проблемы занятости еще пока существуют, прежде всего, на предприятиях машиностроения, предприятиях резинотехнических изделий. Стройки у нас останавливались, но это был сезонный фактор. Сейчас нагрузка увеличивается, и строительство набирает обороты. Сезонно останавливаются спиртзаводы, и вот сейчас запускаем ряд заводов, но еще один небольшой пока не запустили.
- Что касается весенне-полевых работ, что сейчас у вас происходит?
- Работы идут полным ходом. Сейчас такая интересная пора - все подготовились к весенне-полевым работам, очень сильно ждали их, и вот эта затяжная весна немножко сбила рабочий темп. Но тем не менее боронование везде уже завершено, "за экватор" перешли севы зерновых культур, полным ходом идет высевание сахарной свеклы, подсолнечника. Люди заждались работы. Сейчас самое хорошее время для того, чтобы заложить хороший задел для будущего урожая.
- Я знаю, что у вас сейчас реализуется проект европейского завода по глубокой переработке? Как получилось выиграть тендер, почему именно Тамбовская область?
- Да мы не выигрывали тендер, мы уже третий год занимались этим проектом. Получилось так, что все, кто занимался сахарным бизнесом, считали, что новый завод построить невозможно. Действительно, в России последний сахарный завод был построен в 62-м году. И с тех пор больше ничего не было. Работали на старом, реконструировали, ремонтировали, что-то меняли. Все шло так ни шатко, ни валко. Это новый проект. Он технически и экономически обоснован даже в этих условиях. Кроме того, мы получили серьезную поддержку в правительстве. Виктор Алексеевич Зубков поддержал наш проект, Россельхозбанк и министерство сельского хозяйства. Сегодня открыта кредитная линия. Мы уже делаем заказы отечественным машиностроителям. Допустим, в Бийске это котел для ТЭЦ, турбины в Обнинске Калужской области, нестандартное оборудование на наших машиностроительных предприятиях. Мы разворачиваемся в полной мере.
- А кто главный инвестор этого проекта?
- Наша тамбовская компания – "Тамбовская сахарная компания", где областная администрация имеет 25% акций. Мы вошли землей в этот проект для того, чтобы гарантировать посевы сахарной свеклы.
- Пришлось ли вам секвестировать бюджет из-за того, что произошли серьезные экономические изменения?
- Тут ведь как считать. Если взять сегодняшний бюджет к уровню прошлого года, он остался на уровне прошлого года, даже больше на 7%. Если взять от того, что мы приняли в ноябре, когда была более стабильная ситуация, то да - нам почти на 4 миллиарда пришлось его сокращать. Мы рассчитывали на прирост. За счет этого прироста мы строили дороги, делали капитальные вложения, строили школы и другие социальные объекты, помогали в строительстве жилья, прежде всего, социального жилья. Но сегодня, к сожалению, таких возможностей стало в бюджете меньше.
- То есть вы отказались полностью от строительства дорог и капитального строительства?
- Мы не отказались от строительства дорог. Но нужны новые подходы, новые источники финансирования и, конечно, объемы строительства, в частности по дорогам. Это ведь дорогостоящее удовольствие. Объемы строительства сократятся в этом году, это надо признать. Мы делаем акцент сегодня на их содержании, потому что самое главное в этих условиях - сохранить ту сеть дорог, которая есть. А поскольку дороги общего пользования несут основную нагрузку - более 70% всех грузопотоков движется по ним - они должны быть в нормативном состоянии. Если мы их сейчас потеряем, то потом длительное время не сможем восстановить их функционирование. Поэтому это важный этап. Кроме того, мы сейчас смотрим на другие небюджетные источники финансировании. Раньше мы занимались кредитованием, брали кредиты и строили наперед. Но сегодня с учетом того, что бюджетные возможности на перспективу ограничены, нам приходится уже отказаться от этого механизма.
- А что касается жилищного строительства и программы переселения из ветхого и аварийного жилья?
- Мы в прошлом году не участвовали в этой программе, хотя сделали заявки. Это связано с тем, что выбирались регионы, где более наиболее острая ситуация. Там механизм софинансирования был. Мы в основном пошли на ремонт жилого фонда. В прошлом году было отремонтировано 1 миллион 800 тысяч квадратных метров жилья. Это много. В таких объемах ремонтные работы никогда не выполнялись. В этом году мы хотим увеличить ремонтные работы. Это и рынок занятости, и доведение до нормативов жилья, которое находится в плохом состоянии. В программе переселения у нас участвует два города Тамбов и Котовск. Мы надеемся, что в этом году мы эти работы выполним. Мы уже объявили конкурс на предложение квартир. Но раньше квартиры были более дорогие и не всегда соответствовали социальным нормам их площади, поэтому сегодня идет выбор тех предложений по жилью, куда можно будет людей переселять. Дело в том, что все жилье, которое было построено даже в прошлом году, распродано, и свободного жилья. Вот как раньше говорили - жилья много построили, никто не берет. Ничего подобного! Все раскуплено.
- Вы говорили про город Котовск. Там есть завод, и работников этого предприятия вы отправили на общественные работы. Расскажите об этой программе.
- Предприятие останавливалось, и прежний акционер не смог его вывести из этого состояния, в котором находился. Во-первых, продукция оказалась не востребована, а во-вторых, нехватка оборотных средств и большие долги перед банками. Мы взяли его в свою собственность, сейчас налаживаем работы. Мы использовали программу о дополнительных мерах по снижению напряжения на рынке труда, которую подписали с Федеральной службой занятости. И 350 человек сегодня не потеряли свою работу. Они временно они занимаются общественной работой, наводят порядок на предприятии. Через фонд идут им выплаты – 4330 рублей. А предприятие им доплачивает свою долю за выполненный объем работ. Но это используется как временная мера. Сейчас предприятие должно выйти на те объемы производства продукции, которые необходимы для безубыточной работы. Кроме того, мы разбираемся с долгами в банках, ищем других партнеров, инвесторов, которые с нами вместе готовы входить в это предприятие. Вот финская компания заинтересовалась. Есть еще ряд компаний, с которыми мы ведем переговоры.
То есть в Тамбовской области есть инвесторы, которые готовы вложить в область?
- Я вам вот что скажу: будем работать - с нами будут все партнеры, все нормальные деловые структуры, которые готовы развивать производство. А будем мы плохо работать… Ведь раньше почему это произошло, потому что не знали, с кем строить отношения, чья собственность, какие долги. Слишком ведь непрозрачная схема была. Нам пришлось все это уточнить, провести экспертизу. Мы обратились к "Ростехнологии", к нам приезжали их эксперты, смотрели на состояние дел. Нам нужен крупный партнер, крупный потребитель нашей продукции. Ну и, конечно, тот децентрализованный рынок, который существует в области, строительные компании, ремонтные работы. Получилось так, что сегодня не многие предприятия лакокрасочной продукции в России работают. А это предприятие не остановилось, а наоборот набирает объем.

Источник: vesti.ru
http://www.vesti.ru/doc.html?id=282682



Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку