ГОСТЬ НА ЛИНИИ
Пётр Куликов 11.12.2017

Пётр Куликов

Недавно Тамбовский драматический театр получил статус академического. Благодаря чему это стало возможным, какие открываются перспективы? Ожидают ли зрителей премьеры, чем удивит новогодняя программа? Об этом и многом другом – в беседе с директором «Тамбовтеатра» Петром Куликовым.

- Петр Иванович, от имени нашего портала поздравляем театр с получением высокого звания. Благодаря чему удалось добиться статуса академического? Учитывался возраст, или достижения последних лет?

- Мы давно уже работаем в ранге академического театра. То есть, не формально, а фактически. Работу, которую должен вести академический театр, мы проводим уже давно. Конечно, нам потребовалось время – больше года, чтобы доказать, что наш театр имеет право на такой статус. С одной стороны, большое значение имеет возраст. Нам 230 лет, и мы – один из старейших театров России. Самый «возрастной» театр России – это театр имени Волкова в Ярославле, ему 260 лет. Согласитесь, разница в 30 лет, когда история измеряется столетиями, несущественная. Кстати, в тот исторический период не так много было создано театров, и мы – один из старейших театров России, со славной историей. Наши традиции закладывались столетиями, и мы сегодня продолжаем их. Театр проводит большую образовательную и просветительскую работу, при театре действуют Дом актера, Дом творческих работников. Постоянно ведутся лекции по истории театра. В нашем репертуаре много классических произведений, как и должно быть в академическом театре. Мы сохраняем свое лицо, и у нас нет, и не будет низкопробных спектаклей, которые мог бы себе позволить простой театр, чтобы заработать денег. Так что мы давно шли к этому званию, и то, что мы его получили – результат наших общих усилий.  

- Что дает этот статус?

- Для нас это как знак качества. Это знак солидности театра, высокого вкуса репертуара, знак элитарности. Мы ориентируемся на широкую гастрольную работу, поэтому присвоение звания – это не только наша «домашняя» радость. Дело в том, чтобы попасть на многие фестивали высокого уровня, требуется статус академического театра. И пригласить наш театр хотели многие, но ранг нашего театра иногда не позволял участвовать в серьезных фестивалях. Например, Волковский фестиваль – самый крупный и серьезный в театральном мире России. Но мы все же получили приглашение, показали там «Волков и овец», и это участие тоже помогло нам доказать наш академический уровень. Конечно, новый статус нас обязывает к высокой ответственности. Академический театр – это значит меньше экспериментов, больше традиций и сбережения всего лучшего, что было в истории театра России. Принципиально возрастает наша ответственность перед публикой и перед историей.  

-В каких фестивалях планируете участвовать?

- Мы благодарны партии «Единая Россия» за новый и такой долгожданный для театров России проект, как «Большие гастроли» между региональными театрами. Подобные программы существовали и финансировались только с Советском Союзе, тогда и наш тамбовский театр много гастролировал. Это была целая система поддержки театров, и она снова возрождается. Теперь мы получили возможность сосредоточить внимание на этом большом федеральном проекте, который связывает между собой обменными гастролями региональные театры из самых разных уголков России. Мы подали заявки на гастроли в Абакан (Хакасия), Комсомольск-на-Амуре, Нальчик, Архангельск, Улан-Удэ (Бурятия). Недавно мы вернулись с гастролей в Магнитогорске, которые проходили также в рамках этого проекта. Для нас это не только встреча с новыми зрителями, появление новых связей, друзей в театральном мире, но и неоценимый опыт. Это обмен между различными направлениями развития театрального искусства в России. Дело в том, что театры в европейской части России в большей степени ценят традицию, а театры Урала и Сибири любят все новое, эксперименты. Там лозунг их зрителей: «А ну-ка удиви меня». Наша публика более консервативна, ей нравятся спектакли, решенные в классической манере. Поэтому такой обмен всегда интересен. И когда к нам приезжал театр Магнитогорска, были полные залы, и мы приехали к ним и показали выступили с оглушительным успехом. Мы показывали «Чайку», «Интимную комедию» и «Варшавскую мелодию». Зал был просто заворожен на «Варшавской мелодии». А когда на сцене играли «Чайку», зал слушал, воспринимал как-то по-особенному, да и мы, играли с какой-то другой наполненностью. Мы всегда играем спектакли ответственно, но это было что-то особенное. И получили такие овации, что актеры не меньше двенадцати раз выходили на поклон. Так что у нас завязываются дружеские отношения с разными театрами страны. Вне рамок каких-либо проектов будут обменные гастроли с Курском и Нижним Новгородом.

- А театр кукол тоже имеет возможность гастролировать?

- Безусловно. В последнее время увеличивается грантовая поддержка театров для детей, и мы также получили дополнительные средства. Благодаря опять же партийному проекту мы провели обменные гастроли с Костромой и Брянском. В целом поддержка театрального искусства сейчас заметно возросла. И дело не только в деньгах. Большое значение для нас имеет внимание, которое привлекается к театральному искусству. Для нас это очень важно. Когда есть такое внимание и уважение со стороны власти, и отношение, внимание публики к театру тоже увеличивается.

- Можно ли говорить, что в Тамбове есть своя театральная школа? Какие-то отличительные особенности тамбовского театрального искусства?

- Конечно! Вы посмотрите, сколько в тамбовском театре работает выпускников именно тамбовской театральной школы. Выпускников бывшего института культуры, выпускников университета, которые получили дипломы о профессиональном образовании актера. У нас много выпускников, и мы уже можем говорить, что есть тамбовская театральная школа, которая включает, пожалуй, синтез лучших традиций школ Москвы и Санкт-Петербурга. Если судить о педагогах, которые преподают у нас актёрское мастерство, то это как раз ленинградская школа и московская школа. Две столичные школы дают очень интересный синтез. То есть если Петербург – это работа по форме, каким-то новшествам, нововведениям, то традиционно московская школа основана на содержательной части театрального процесса. А здесь получается и форма, и содержание в хорошем синтезе. И, соответственно, приводит к победам, к успеху наших актёров, актёров нашей школы на столичных сценах, в кино, и мы тоже гордимся этим. Это тоже тамбовская школа, которая очень чётко себя позиционирует и на столичных площадках.  

-  Будут ли премьеры? Есть ли проблемы в их подготовке?

- Театра без проблем не бывает. Слишком это сложный механизм, где много своих «шестеренок» и «втулок». Каждый человек в театре – не просто нанятый специалист, который исполняет свои функции, а это всегда творческая личность. У нас во всех сферах работают художники, и в театре кукол, и драмы. Театральные специалисты (бутафоры, макетчики, реквизиторы, конструкторы кукол) часто в единственном лице на весь город. Любой сбой на каком-то этапе – это всегда проблема подготовки к премьере. Но мы живем в этом постоянно, и ничего сложного в решении возникающих проблем для нас нет. Возникли трудности при подготовке спектакля по пьесе Карло Гольдони «Кьоджинские перепалки». Мы прогнозировали премьеру, раскручивали проект. Но оказалось, что жанр, который мы избрали, требует гораздо большего времени на работу, чем мы предположили. И сейчас мы намерено не стали выпускать спектакль, отложили премьеру, чтобы довести этот спектакль до уровня, который требует статус академического театра. Мы не стали делать скороспелую премьеру и выпускать не в должной степени готовый спектакль. Вместе с тем премьера будет: 15-16 декабря будет показ спектакля «Вальс одиноких» по одноименной пьесе Семена Злотникова. Сам автор и ставит этот спектакль. Это известный драматург, который работает как в России, так и в Израиле. В спектакле задействованы прекрасные актеры: это заслуженная артистка России Ирина Горбацкая, Сергей Ключников, Егор Катушенко. Кроме этого к новогодним праздникам 24 декабря мы представим вместе с Музыкальным театром Владислава Юрьева мюзикл «Хрустальное сердце», музыка Андрея Пронина, либретто Татьяны Маликовой. Мюзикл полностью тамбовского производства, единственное, работает художник Борис Голодницкий из Костромы. Так что совершенно новый для нашего театра жанр – мюзикл, скоро появится на сцене.

-  Какая программа готовится к новогодним праздникам?

- Для детей традиционно будут показаны несколько сказок в драматическом театре, и нескольких в кукольном. Мы начинаем работать по новогодней программе с 23 декабря и по 8 января. Каждый день, кроме 1 января, будет по три представления для детей и вечерний спектакль для взрослых. 31 декабря мы хотели бы традиционно угостить наших зрителей конфетами и шампанским и показать мюзикл «Хрустальное сердце». После нового года во время новогодних «каникул» будет по два спектакля для взрослых – они одновременно пройдут на большой и на малой сцене. Пять лет мы работали по проекту «Новогодние гастроли». Наши спектакли бывали на новогодних праздниках в других городах, а сами мы принимали у себя гастрольные театры, и потому каждый год для детей были новые сказки. Теперь мы решили остаться дома, и покажем спектакль «Двенадцать месяцев». Его не было на сцене уже шесть лет. Также в театре кукол будут несколько новогодних сказок, в том числе «Щелкунчик». Традиционно мы не оставляем без внимания детей, которые живут далеко от Тамбова. В праздники наши актеры театра кукол и театра драмы будут дарить новогоднее настроение в городах и селах Тамбовщины.  

- Какие премьеры ожидаются в новом году? 

- В феврале мы выпустим «Кьоджинские перепалки». Затем мы начинаем работу над новыми спектаклями «Трамвай желаний» и «Странная миссис Сэвидж». «Трамвай желаний» поставит Владислав Константинов, этот режиссер уже работал в нашем театре, у нас идет его спектакль «Аферисты». «Странная миссис Сэвидж» станет спектаклем-бенефисом заслуженной актрисы России Светланы Томилиной.  

- Вы упомянули спектакли «Чайка», «Аферисты», которые идут уже несколько лет на сцене. Есть ли спектакли, которые уходят навсегда со сцены?

- Такие спектакли есть, и нам их жаль, но этот процесс естественный. В Москве, например, спектакли могут «жить» десятилетиями, потому что в многомиллионном городе всегда найдется публика. У нас зрителей меньше. Спектакль, адресованный неширокой публике, не комедия, а серьезная социальная драма, находит зрителя, который ему интересен. Но уже через восемь-десять показов его уже посмотрели все желающие. И поэтому мы ставим его реже в репертуар, и постепенно спектакль уходит.  

- А какой из уходящих спектаклей вам как директору театра наиболее жалко?  

- Мне жалко спектакль «Порог», который поставил Владимир Портнов. Жалко потому, что там потрясающие актерские работы, у Михаила Березина, и Елены Федоровой, у Дениса Блохина и Вячеслава Шолохова, Анны Тимошиной и Егора Катушенко. Просто потрясающие работы! Поднятые в спектакле проблемы пьянства, потери личности были и остаются актуальными, но не всегда зритель хочет видеть их на сцене. Поэтому публика перестала приходить, и мне это очень жаль. Также мне жаль, что сейчас близок момент, когда мы расстанемся со спектаклем по пьесе Мартина Макдонаха «Калека с острова Инишмаан». Он поставлен в постмодернистской эстетике, которая не очень понятна большей части нашей зрительской аудитории. Поэтому сложно найти публику для такого необычного театрального языка. Были и свои объективные трудности, которые мы не смогли преодолеть, чтобы сохранить хороший спектакль «Ромео и Джульетта». Он выдержал двенадцать аншлагов. В этом проекте было занято два театра, и согласовать расписание оказалось нелегко. В этом спектакле особенно хороша режиссура, там есть, за чем следить, что найти нового в архаичном тексте Шекспира, который в переводе Бориса Пастернака мы знаем практически наизусть. Достаточно сказать, что в спектакле две Джульетты. И когда посмотрите текст Шекспира, Джульетта постоянно находиться в диалоге с собой, и режиссер отважился на такой ход, он разделил их, ведь в театре возможно все. И Джульетты оказалось две, одна романтичная, стремящаяся к любви и самопожертвованию, и другая, более рассудочная, пытающая остеречь первую. И два интереснейших персонажа: Смерть как судья, и Любовь, которая все время помогает героям. Михаил Рахлин, который поставил этот спектакль, сейчас работает в МХТ. Хотелось бы, чтобы мы еще не раз услышали это имя, чтобы режиссер нашел время для новых постановок на сцене нашего театра.


Беседовал Лев Рощин



Возврат к списку