Туристический тамбов
ГОСТЬ НА ЛИНИИ
14.05.2012

Крадинова - НА ЛИНИИ!




Вопрос: Мария Яковлевна, расскажите немного о своем детстве. Ведь Вы родились в тяжелый для всей страны 1923 год… 
Крадинова Мария Яковлевна: Я родилась 1 мая 1923 года в селе Большое Шереметьево. Оно располагается в Пичаевском районе Тамбовской области. Незадолго до моего рождения, в 1922 году, здесь была организована коммуна "Рассвет". Мои родители были очень бедны. У них не было ни лошади, ни коровы, никакой другой скотины. Поэтому родители, не задумываясь, сразу вступили в эту коммуну. И здесь нам жилось очень хорошо. В коммуне было все - свинарник, овчарник, коровник, конюшня, баня, кузня, колбасная и пчельник. Однако здесь должны были работать абсолютно все члены коммуны. Я тоже не стала исключением, но уже работала в колхозе под названием "Рассвет" с семи лет. Сначала помогала маме, которая трудилась ночным сторожем на овчарке. Когда стала старше, то стала заниматься и другой работой - косила траву, работала на конных граблях, вязала снопы. 
ВопросГде застало Вас известие о начале войны? 
Крадинова Мария Яковлевна: В 1941 году я еще училась в школе. 20 июня у нас был последний экзамен, а 21-го - выпускной. А 22 июня 1941 года Молотов объявил о начале войны. Патриотизм в то время был очень хороший. Все, мальчишки и девчонки, шли в военкомат и просились на фронт. Я тоже была в их числе. Первая демобилизация была на работы в лес - готовить шестиметровые накаты для землянок. Мы работали на станции Вяжли, жили на квартире, где спали на полу. Иногда мы даже видели поезда, которые привозили раненых с полей боя. 
Затем, в январе 1942 года нас направили рыть траншеи под Моршанском. Оттуда я приехала с очень больными ногами из-за постоянных простуд. В то время зима была страшная. Я была табельщиком, и в мои обязанности входило - пройти по всем точкам и записать тех, кто убежал, а затем доложить об этом своему начальнику. Из-за больных ног меня в 1942 году в армию не взяли, в отличие от моих одноклассниц, которых направили на воздушное наблюдение. 
ВопросНо в итоге Вас все-таки призвали в армию… 
Крадинова Мария Яковлевна: Я не отступала и отчаянно боролась за право надеть военную форму. И в 1943 году я приняла присягу и получила звание ефрейтора. 12 июня 1943 года меня и еще 9 человек из села Большое Шереметьево призвали в армию. На десять новобранцев нам дали только одну подводу. Там лежали наши вещи и немножко присаживались мы. Пять человек ехали, пять - шли сзади, затем менялись. А вот от Ляды до областного военкомата мы шли пешком. Колеса телеги наполовину утопали в песке. Ведь по этой дороге постоянно ехали большегрузные машины, которые и превратили ее в сплошное месиво. 
ВопросКуда Вас направили? 
Крадинова Мария Яковлевна: Нас направили на станцию Бекетовка под Сталинград. Там был сформирован на полк - 1570 зенитно-артиллерийский полк. Вначале наше направление лежало на белую церковь, но по дороге эшелон повернули на Тамань, откуда мы на катерах перебрались на Керченский остров. Наша зенитно-артиллерийская часть расположилась в очень опасном поселке под Керчью. Всего нас было пять дивизионов. Я была радистом. Мы даже видели, как мимо нас проезжал Сталин… 
ВопросВы видели Сталина? Как это было? 
Крадинова Мария Яковлевна: Я видела, как в 1943 году на Ялтинскую конференцию по понтонному мосту проезжал Сталин через Керченский пролив. Всего было три вагона и паровоз. Все окна в вагонах были глухо зашторены. В каком вагоне ехал Сталин никто не знал. Как только они проехали, понтонный мост разобрали. Обратно они двигались тем же путем. 
ВопросИзвестно, что на Керченском проливе было очень много боев… 
Крадинова Мария Яковлевна: Наш полк освобождал Керчь, Симферополь, Ялту, Алушту, Алупку. Потом мы остановились охранять Керченский пролив, чтобы враг не смог пройти с тыла. Ведь Керченский пролив соединен с Черным морем. Боев было очень много… Даже и вспоминать не хочется… Мне приходилось преодолевать пешком сотни километров, слышать выстрелы и взрывы, но не это было самым страшным. Особенно жутко было, когда вражеские бомбардировщики летели прямо над головой. В такие минуты никогда не знаешь, куда упадет бомба. Еще в начале 1945 года у нас забрали все пушки, а взамен дали американские. Так вот эти американские пушки заводились от мотора. И если в этот мотор попадет снаряд, то все орудия выходят из строя. Такая замена произошла к концу войны и, слава богу, к нам не попал ни один снаряд. 
Также мы, радисты и разведчики, должны были хорошо знать силуэты всех самолетов. С нас это очень требовали. Ведь нам надо было отличить свой самолет от вражеского. 
ВопросБыл ли какой-то наиболее отличительный самолет? 
Крадинова Мария Яковлевна: Самым отличительным самолетом был "Хенкель 111", у которого было два хвоста. Его в народе даже прозвали словом "рама". Гул от него стоял всегда нехороший. 
Вопрос: В чем заключалась ваша работа радистом? Насколько я знаю, это очень ответственная работа… 
Крадинова Мария Яковлевна: Радистов на тяжелую работу не брали. Ведь если мы собьем руку, то не сможем работать. В то время, да и сейчас, наверное, было очень много радиостанций. И вот нашей задачей было уловить из всего "шума" именно свой зашифрованный сигнал. В штабе у нас была специальная кодовая тетрадь. Мы принимали определенный набор цифр, затем по этой тетради расшифровывали телеграммы и передавали начальникам штабов. При этом у нас каждый день менялся сигнал под названием "я свой самолет". Действительно, у радиста была очень ответственная работа. 
Вопрос: Раз радисты получали сигналы извне, значит, именно вы первыми узнали об окончании войны? 
Крадинова Мария Яковлевна: Да, именно радисты первыми узнали, что война закончилась. Мы всем передали. Радость была неописуемая. Все пели, танцевали, плакали от счастья и поздравляли друг друга. 
Вопрос: Что Вы делали после войны? 
Крадинова Мария Яковлевна: Мобилизовали нас только 13 июля. После войны я приехала домой. Мама мне сказала, что учить она меня не сможет, и я уехала со своей знакомой в Узбекистан, в город Фергану. Там я год отработала бухгалтером расчетного отдела, а в 1947 году поступила на курсы по подготовке учителей русского языка для узбекских школ. После меня направили в Кишлак, райцентр Эриштан, где я работала учителем русского языка. 
Потом я поступила в учительский институт. Было очень тяжело. Я прилежно училась, недоедала, часто ложилась спать голодная. Сначала я закончила учительский институт, а потом - педагогический, потому что педагогам, которые могли обучать старшие классы, платили больше. Затем по распределению попала в Маргилановскую школу № 23, где были русско-узбекские классы. Здесь я преподавала и русский язык, и историю, и даже математику. Всего я проработала учителем 46 лет. Всех своих учеников я помню и сейчас. Помню, как некоторые называли мамой, как наворачивались слезы, когда ребятишки дарили цветы. 
Как-то я сломала ногу, и меня положили в больницу. К моему большому удивлению лечащим врачом оказался мой ученик! Он, конечно, узнал меня и не отходил ни на шаг. Был очень вежлив со мной, помогал. А в день выписки вообще чуть ли не на руках отнес меня домой, потому что самостоятельно я бы не справилась. 
Вопрос: Когда Вы вернулись на свою малую родину - в Тамбов? 
Крадинова Мария Яковлевна: В Тамбов я вернулась в 1995 году к своему племяннику. Поселилась в Доме ветеранов на Чичканова, а потом нам дали квартиры. В Доме ветеранов я даже была председателем Совета ветеранов. 

Говоря на тему семьи, Мария Яковлевна заметила: "Истинный учитель должен выбирать: либо семья, либо школа". Ее выбор был - школа. И судьба отблагодарила женщину за этот выбор. В личном архиве Марии Яковлевны хранятся многочисленные благодарственные письма и дипломы. 

Коллектив информационного агентства "Онлайн Тамбов.ру" поздравляет всех ветеранов и тружеников тыла с Днем Великой Победы и желает доброго здоровья, благополучия и много душевных сил! Спасибо Вам за эту Победу! 


Возврат к списку