Туристический тамбов
ГОСТЬ НА ЛИНИИ
Владислав Константинов 13.04.2015

Владислав Константинов

Продолжается 228-ой театральный сезон в Тамбовском драматическом театре, который по праву можно назвать сезоном русской классики. Осенью прошлого года тамбовский зритель с восторгом принимал «Чайку» А.П. Чехова, в январе – спектакль по пьесе Ф.М. Достоевского «Дядюшкин сон».

17 и 18 апреля нас ждет необычная премьера: спектакль «Аферисты» по пьесе А.Н. Островского «Свои люди – сочтёмся». Подробности мы узнали у режиссера-постановщика, заслуженного деятеля искусств республики Марий Эл Владислава Константинова.


Вопрос: В чем, на Ваш взгляд, актуальность классической драматургии? Современен ли Островский и его пьеса «Свои люди – сочтёмся»?
Владислав Константинов: Классическую драматургию можно сравнить с фантастикой. Она даёт прекрасную возможность заглянуть не только в прошлое и даже увидеть настоящее, но и помогает понять, куда мы движемся. Пьеса «Свои люди – сочтёмся» – ранняя в творчестве Островского. После публикации в журнале «Москвитянин» она имела огромный успех у читателей. Колкий, обычно не склонный к восторженным отзывам Лев Толстой назвал пьесу бриллиантом русской драматургии. «Вся комедия – чудо… Островский не шутя гениальный драматический писатель», - писал тогда классик. Иначе посчитали обеспеченные слои того времени, увидев в пьесе крамолу. После гневных писем-обращений со стороны купечества, отрицательных отзывов цензоров и резолюции Николая I: «…напрасно печатано, играть же запретить» на долгие годы пьеса и ее автор подверглись опале. Вместе с тем пьесу охотно ставили в советское время. Тогда говорили, что Островский – смелый сатирик, острый разоблачитель «диких» купеческих нравов, где жадность граничит с бесшабашным разгулом, а хитрость со способностью бездумно рисковать. Театры советского времени со смаком разоблачали капиталистическое прошлое России, нравы которого, как тогда казалось многим, ушли навсегда. Но человек остается человеком во все времена, при любом строе. Стремление к наживе любой ценой, отсутствие даже элементарных норм приличия, забвение понятия совести, кичливость и прочие «прелести» - всё это, к сожалению, не стало прошлым. Сегодня драматургия Островского особенно актуальна. Но, с другой стороны, она требует нового прочтения, осмысления. Совсем не хочется, находясь в стороне, с сатирическим пафосом разоблачать чью-то духовную низость, а задуматься над собой: кто мы, какие ценности исповедуем, чему можем научить наших детей и к какому итогу мы придем в конце пути?

Вопрос: Расскажите читателям в нескольких словах фабулу пьесы.
Владислав Константинов: Основу сюжетной линии составляет финансовая афера, разработанная хитроумным, но во многом наивным купцом Самсоном Большовым. Он набирает кредиты, переписывает все имущество на «надежного человека», и, становясь неплатежеспособным, он рассчитывает кредитов не отдавать. Но вся конструкция рушится. Представитель молодого поколения приказчик Лазарь Подхалюзин превзошёл в хитрости купца. На мой взгляд, в пьесе Островский рассказывает не только о своей эпохе, но как будто пишет о коренной перестройке России в недавние 90-е годы, когда страна мучительно вставали на рельсы капитализма. Именно в то время появился класс внезапно разбогатевших людей, на авансцену вышли новые «большовы» и «подхалюзины». И если первые еще сохранили остатки совести, посколькую поднимались из «низов» и самостоятельно, то «подхалюзины» действовали по принципу «Вышла линия, ну и не плошай!» В то время как «большовы» продавали товары, «подхалюзины» учились торговать совестью. Но самое страшное, что вслед за ними неизменно идет еще одно поколение. Тишка – вот по-настоящему беспринципный персонаж пьесы, которого вовсе не мучает совесть, у него нет духовных колебаний и он готов пойти на всё ради денег. Островский показывает эти три поколения, три фазы человеческого падения и говорит нам, современникам, что в обществе, где главными мерилами являются деньги и влияние, даже любовь, жизнь, брак, дети и всё, что свято, может стать инструментом манипуляции.

Вопрос: Выходит, искусство должно быть зеркалом, отражением нравов и особенно пороков нашего общества?
Владислав Константинов: Нет, искусство – это не зеркало. Это попытка в эмоциональной форме рассказать историю и пригласить зрителя сопереживать. Театр дает возможность каждому из нас разобраться в себе, в своих эмоциях. Это очень важно сегодня. Сериалы, шоу и большинство продуктов телевидения сегодня, к сожалению, ориентируются на производство эмоциональных суррогатов. То есть таких передач, где зрители проливали бы слезы над выдуманными ситуациями, забывая о себе и о проблемах своих близких. Самое страшное, что этот суррогат чаще всего не достоверен и не имеет ничего общего с реальными человеческими взаимоотношениями и чувствами. Зритель теряет «эмоциональный интеллект», перестает понимать и сопереживать своим близким и, выстраивая с ними отношения, ориентируется на представления, почерпнутые из телевидения. Всё это – тоже часть современного торга, часть аферы. Хочется верить, что думающих людей в нашей стране всё-таки больше. На мой взгляд, такие люди – золотой фонд России, и за ними должно быть будущее. 

Вопрос: Островский жил, создавал пьесы полтора века назад. Неужели за столько лет в нашем обществе ничего не поменялось?
Владислав Константинов: Конечно, со времен Островского внешне изменилось многое, но человек, его внутренний мир остались прежними. Каждый из нас рано или поздно становится перед выбором: сохранить честь, но потерять личную выгоду, или ради корысти пойти на сделку с совестью? Недаром в спектакле Подхалюзин всё время обращается к зрителю. Он не только пытается оправдаться, но убежден в том, что «мы все такие» и мир состоит только из подобных ему. Если судьба предоставляет шанс, каждый использует его для личной выгоды. Нам же остается решить – принять для себя доводы и логику афериста, или остаться людьми.

Беседовал Сергей Доровских

Возврат к списку