Туристический тамбов
ГОСТЬ НА ЛИНИИ
Сергей Топильский 10.06.2016

Сергей Топильский

В этом году Тамбов отмечает 380-летие. Однако до сих пор мы спорим: кем на самом деле был воевода-устроитель города Роман Боборыкин? Одни называют его государственником, смелым первооткрывателем новых земель, другие – интриганом и коррупционером. Кто же прав? В этом мы попробуем разобраться вместе с историком и публицистом Сергеем Топильским



Местечко не понравилось

–  Сергей Геннадьевич, в этом году областному центру 380 лет. Однако об основателе города большинству из нас известно немногое… 

-  Начнем с того, что весной 1636 года царское правительство приняло решение о строительстве города на реке Цне. Царский указ рекомендовал строить его на реке Липовице, неподалёку от современного села Кузьмино-Гать – «напротив крайней мордовской деревни Тонбов», как говорилось в одном из документов. Здесь находилась переправа через Цну, которой регулярно пользовались татары во время набегов. Таким образом, новый город мыслился исключительно как оборонительный пункт на рубеже южных степей, Дикого Поля. Руководителем строительных работ назначили молодого, но уже опытного Боборыкина. Выбор пал на него неслучайно: в 1631 году он был воеводой в Шацке, городе в низовьях Цны, и достаточно хорошо знал район её течения. В начале апреля 1636 года он со служилыми людьми приехал в указанное место. Однако воеводе и строителям оно не понравилось: низменность, топкие и болотистые места, отсутствовали высоты. На Руси уже стало правилом строить крепости на возвышенности. Такое место строители подыскали дальше на севере, при впадении в Цну Студенца. Оно отвечало всем требованиям. Кроме того, здесь проходила старинная торговая Ордобазарная дорога с Нижнего Поволжья, сюда же выходила ещё одна торговая дорога с Дона. 


– Надо отдать должное самостоятельности Боборыкина: построить крепость не там, где это было рекомендовано указом царя – поступок серьёзный. 
– Конечно. Но Боборыкин понимал, что лучшие возможности для обороны города и расположение на перекрёстке торговых путей были весьма выгодны для развития Тамбова. Был бы соблюдён в точности указ царя – и кто знает, не постигла бы наш город судьба Гвоздова, Доброго или Лысо-горского городка, которые после исчезновения степной угрозы захудали и превратились в простые сёла? Тамбов же продолжал развиваться и после усмирения кочевников.

Подносчик питья

–  Историки утверждают, что биография Боборыкина полна курьезов…

– Это так. Даже с основанием Тамбова связано одно из судебных дел, которыми так богата жизнь Боборыкина. На полгода раньше Тамбова был заложен Козлов, современный Мичуринск. Именно действия первых козловских воевод, Ивана Биркина и Михаила Спешнева, стали предметом спора. Пользуясь тем, что в Тамбов из центральных уездов можно было проехать, только минуя Козлов, воеводы всячески задерживали переселенцев: новый город нуждался в жителях. В 1637 году Боборыкин подал челобитную на незаконные действия воевод. Обиженные градоначальники подали ответную челобитную, в которой обвинили тамбовского воеводу, что он город поставил не на татарских путях, а на «казачьих проходах», по которым казаки с Дона и Хопра ездят на Русь, и крепость не будет надёжной защитой государству. Воеводы справедливо отметили важную причину переноса места строительства Тамбова – наличие перекрёстка торговых путей, а значит, желание воеводы «набить мошну».

–  Несмотря на серьёзность обвинений, Боборыкин выиграл это дело? 
– Всё-таки Роман Фёдорович был не последним человеком при дворе. Свою карьеру он начал ещё в 1625 году, когда в чине стольника участвовал в приёмах иностранных посольств. Непосредственно до отъезда на Цну, в 1635 году, он возглавлял сотню стольников и на пирах подносил питьё царю. По тем временам должность была очень почётной и важной. В напиток нетрудно было подсыпать яд или «колдовское зелье», поэтому царский кубок доверяли людям, в которых были абсолютно уверены. Кстати, после тамбовского воеводства и недолгого пребывания при дворе именно Козлов стал очередным местом службы нашего героя. Здесь он проявил себя далеко не с лучшей стороны. Воевода присвоил себе несколько житниц с хлебом, пригородные покосы, завёл табун лошадей. В 1647 году местные жители направили жалобу-челобитную в Москву на действия козловского воеводы. Его обвинили ещё и в гибели челнавского стрельца, наказанного батогами в Козлове. Комиссия из Москвы расследовала эти обвинения. Часть жалоб подтвердилась, и Боборыкину пришлось уплатить вдове стрельца и его детям 50 рублей. В 1648 году в Козлове вспыхнуло восстание против ненавистного воеводы и его приспешников. Боборыкин бежал, оставив подведомственный гарнизон, городские документы, даже семью и детей. Однако городскую казну Роман Боборыкин не забыл забрать с собой. Восставшие горожане разгромили лавки ненавистных торговцев, избили «лутчих людей». Движение перекинулось в уезд, и лишь спустя месяц восстание подавили московские стрельцы. Часть восставших казнили, других бросили в тюрьму. Не избежал наказания и воевода. За оставление своего поста его наказали лишением титула стольника.



 Бой с патриархом

 Но всё-таки Боборыкин был заметной фигурой.  Он смог преодолеть опалу при дворе?

– Да. Вскоре он участвует в похоронах двух малолетних сыновей царя, что можно расценивать как первый признак прощения. Уже в 1653 году Роман Фёдорович, вновь став стольником, проводит в Коломне и Кашире воинские смотры, то есть контролирует готовность боярских войск к сражениям. Россия в этом году начала войну с Польшей за Украину. Это значит, что смотры были не «для галочки». В 1655 году наш герой становится воеводой города Белый в Смоленской земле, а в следующем – города Кукенойс в Прибалтике. К сожалению, проявившаяся в Козлове склонность к использованию служебного положения в личных целях дала себя знать и здесь. После многочисленных жалоб от местных жителей он был отозван в Москву. Больше ему уже не доверяли воеводских должностей. С возрастом характер основателя нашего города всё более ухудшался. Неприглядную роль он сыграл во времена ссоры патриарха Никона с царём Алексеем Михайловичем. В своё время патриарху были проданы вотчины Романа Боборыкина в Подмосковье. Но уход патриарха от дел породил волну всяческих жалоб на него, как обоснованных, так и откровенно лживых. В 1661 году Боборыкин присоединился к жалобщикам и заявил, что Никон не купил, а насильно отобрал у него земли. Дошло до того, что патриарх проклял стольника. В ответ Боборыкин обвинил Никона в преступлении, каравшемся смертной казнью – в проклятии царской семьи. Когда для суда над Никоном был созван собор восточных патриархов, Роман Боборыкин направил туда свою жалобу, но получил отказ. Собор признал, что вотчины действительно были куплены, а не отобраны. После спора с бывшим патриархом Роман Фёдорович не попадал в какие-либо крупные скандалы. В 1682 году он умер.



– Он был неоднозначной личностью?

– Да, это тривиальные слова, но в данном случае вполне подходящие. Он не был героем эпохи, не был и её антигероем. Он не был героем эпохи, как боярин Артамон Матвеев, дьяк Алмаз Иванов или Афанасий Ордин-Нащокин. Он не был и её антигероем, как боярин Борис Морозов, дьяк Назарий Чистой или, скажем, добринский воевода Тимофей Аргамаков. Роман Фёдорович был, современными словами, коррупционером, но в общем держался в рамках норм того времени. Он был безусловно небесталанным управленцем, но на своих постах, и воеводских, и дипломатических, свою пользу России основатель Тамбова принёс. Когда было учреждено звание Почётного гражданина Тамбовской области, Боборыкин стал первым его лауреатом. Не знаю, насколько это обоснованно. То, что произошло в бытность нашего героя козловским воеводой, вряд ли позволяет брать с него пример. Не стоит лакировать личность Боборыкина, как это делалось некоторыми тамбовскими писателями. И навряд ли стоит делать его рыцарем без страха и упрёка, требовать возведения памятника ему и так далее. Но мы, как жители основанного им города, должны помнить о нём. И лучшим памятником ему является наш Тамбов.

Беседовал Лев Рощин 


Возврат к списку