Туристический тамбов
ПРОИСШЕСТВИЯ
"Игорный бизнес в России: Что ждет его завтра?" 14.05.2009

"Игорный бизнес в России: Что ждет его завтра?"

21 апреля в Медиа-центре газеты «Известия» состоялся «круглый стол» на тему: "Игорный бизнес в России: Что ждет его завтра?"

   Предлагаем Вашему вниманию стенограмму "круглого стола", в котором принял участие депутат Государственной Думы А.М. Плахотников  

   Как известно, 1 июля 2009 года вступает в силу закон о запрете деятельности игорных заведений на всей территории РФ и перенос их в 4 территориальные зоны. 

 

   В "круглом столе" приняли участие:

Плахотников Алексей Михайлович - депутат Госдумы;

Святенко Инна Юрьевна - председатель комиссии по безопасности Мосгордумы;

Слободкин Дмитрий Яковлевич - зам. руководителя Комиссии РСПП по туризму, индустрии гостеприимства и развлечений;

Иванов Валерий Дмитриевич - председатель Совета Российской Ассоциации развития игорного бизнеса (РАРИБ);

Биндер Самоил Юрьевич - заместитель исполнительного директора Российской Ассоциации развития игорного бизнеса (РАРИБ);

Архипов Евгений Сергеевич - председатель Ассоциации адвокатов России по правам человека.

 

Святенко И.

   Действительно, проблема, чем ближе 1 июля, тем, больше обсуждается, потому что, несмотря на то, что в законе очень четко прописано, что 1 июля должен весь игорный бизнес уйти в четыре зоны, все равно целый ряд вопросов остается: каким образом, а вдруг не 1 июля и так далее. 

   То, что касается Москвы. Закон есть. Хороший он, плохой, как он выглядит, что в нем написано, он остается законом, и мы должны прекрасно понимать, что закон надо исполнять. В Москве именно такая позиция. Поэтому с 1 июля те предприятия, которые не перепрофилируются, соответственно, и будут пытаться продолжать заниматься тем же, чем и занимались, будут закрываться. Поэтому я думаю, что все «Круглые столы» должны были проводиться вообще-то до того, как принимался закон, а сейчас нужно, проводить «Круглые столы» о том, каким образом его необходимо исполнять. 

 

   Те, кто считает, что игорный бизнес должен остаться в городе, говорят о безработице, рассказывают о сборах в бюджет города Москвы и так далее. Так вот, я хочу отметить еще раз, что в бюджете города Москвы весьма скромное место занимал игорный бизнес. Это 5 процентов и это действительно реальная цифра, которая существует для нашего города. Если говорить о безработице, то даже сейчас уже около 27 процентов тех предприятий, которые находятся в игорном бизнесе, сказали о том, что они точно знают, чем они будут заниматься после 1 июля. Это либо торговые центры, либо рестораны открывают, либо различные дискотеки и так далее. То есть, уже четко знают. И мы прекрасно понимаем, что не происходит потеря рабочих мест на этих предприятиях. Соответственно, часть тех опрошенных респондентов сказали, что они еще подумают, но раз они думают, значит, наверняка, какие-то решения они примут к 1 июля. И соответственно, тоже часть людей, которые работали на этом предприятии, трудоустроятся. Ну а остальным, кто окажется на улице, надо не забывать о том, что у нас создан Департамент занятости, который постарается их трудоустроить. Конечно, это не будет работой крупье, но, тем не менее, можно подобрать себе либо работу, либо обучение и подумать, чем заниматься дальше.

 Иванов В.Д. 

    Мы смотрим на эту проблему несколько с другой стороны, и видим все это тоже несколько иначе. Ведь правильно, так и должно быть. Мы знаем истинное положение о количестве занятых, Ведь сегодня фактически, к сожалению, получился не «Круглый стол», а пресс-конференция, наверное, в большей степени нас с журналистами, чем «Круглый стол». Я не знаю, чем объяснить решение представителей органов власти, которые в общем-то немотивированно просто не пришли в «Известия» на «Круглый стол». Речь просто идет о нормальном рабочем диалоге между представителями бизнеса, а мы представляем крупный бизнес в Российской Ассоциации развития игорного бизнеса, в наших рядах объединено подавляющее большинство операторов по территории всей Российской Федерации. Мы просто хотели поделиться своим видением, своими, может быть, сомнениями, своими предложениями. Тогда, когда получался нормальный разговор с представителями власти, и решения принимались соответствующие. За примером далеко ходить не надо.

   До 1998 года был прогрессивный налог с оборота. Государство фактически ничего не получало. По инициативе представителей бизнеса было принято решение, проведено через Госдуму и бизнес начал платить налоги, потому что бизнес так же, как и государство, заинтересован в сильном, мощном государстве. Бизнес заинтересован, чтобы он был прозрачен и понятен для контролирующих и проверяющих органов со стороны государства. 

 

Модератор- Латышева Н.Н.

   Мы, журналисты, которые организовали этот «Круглый стол», находимся в небольшой растерянности, потому что когда мы собирались его проводить у нас в «Известиях», мы отправили за подписью главного редактора письма первым лицам Москвы, мы хотели выслушать их мнение, каким образом исполняется этот закон,что готово, а что еще не готово к 1 июля. Мы отправили письма с приглашениями для участия в «Круглом столе» Пронину Владимиру Васильевичу, прокурору города Москвы Семину Юрию Юрьевичу, Синюковой Надежде Валентиновне - председателю УФНС, но, к сожалению, мы получили отказы. Поэтому сейчас очень трудно, конечно, перестраиваться и проводить этот «Круглый стол», учитывая, что вот такое отношение к данной проблеме наших чиновников, самых первых лиц, которых мы хотели услышать. И сегодня мы проводим «Круглый стол» в усеченном составе и надеемся, что те люди, которые заинтересованы в том, чтобы все-таки закон, который будет введен с 1 июля в действие, затронул как можно меньше отрицательных сторон жизнедеятельности и города, и людей, поэтому мы все-таки хотели бы выслушать мнение людей, которые этим занимаются.

 Слободкин Д.Я. 

   Я представляю Российский Союз предпринимателей и промышленников и комиссию по индустрии туризма, индустрии гостеприимства и развлечений. Вопрос не в том, нужно исполнять закон или не нужно. Этот вопрос, по-моему, на повестке дня совсем и не стоит. Действительно, закон принят, но надо сказать, что абсолютных истин не бывает. Если есть какие-то проблемы и изменилась ситуация, не только в нашей стране, но и в мире, то, по всей вероятности, можно говорить о том, что можно было бы адаптировать закон к сегодняшней ситуации. Я намекаю так непрозрачно на тот кризис, который сегодня существует. Закон принимали в 2006 году 29 декабря. Сегодня ситуация несколько другая. И мне кажется, что было бы разумно – и с экономической, и с социальной точки зрения – подумать относительно того, что сохранение каждого рабочего места и получение дополнительных налогов в определенном смысле является вкладом в копилку работы по антикризисным проектам. 

   Я не хочу вдаваться в подробности города Москвы, у них все хорошо, Москва – не вся Россия, вот в чем дело. Со статистикой, которая приводится, можно поспорить. Дело в том, что занятость – это не вопрос среднесписочного состава игорных заведений, а это вопрос организации рабочих мест отраслью в целом. В игорных заведениях не числятся, предположим, охранные предприятия. Но только в Москве порядка 7 тысяч охранников, которые работают в игорных заведениях, не говоря уже об общественном питании.

  Действительно в объеме доходов города Москвы игорный бизнес занимает не самое большое место. Но в других регионах - совсем другая ситуация. Ставропольский губернатор написал письмо о том, что просит возместить из федерального бюджета выпадающие доходы по игорному бизнесу. Саратовская областная дума написала аналогичное письмо с просьбой также рассмотреть вопрос о компенсации выпадающих доходов, тем более в той ситуации, которая нна сегодняшний день сложилась. 

   Для чего создается игорный бизнес? Почему разрешаются юрисдикцией азартные игры? Он выполняет две основные задачи: это получение дополнительных доходов в бюджет и создание рабочих мест. Мы проанализировали работу игорной отрасли за восемь лет – с 2000-го по 2007 год. Ни в одной отрасли экономики РФ такими темпами налоги не росли. За восемь лет они выросли на 5 тысяч 183 процента, с 60 миллионов рублей до 33 миллиардов. И доля налогов в общем объеме выручки игорной отрасли поднялась с 1,3 процента до 18,3 процента, соответственно уменьшив долю прибыли игорных заведений. И это правильная тенденция. А почему бы, предположим, не увеличить налоги на игорный бизнес в той ситуации, которая происходит сегодня в стране, и не увеличить налоги, чтобы их было не 60 миллиардов, которые в общей составляющей дает налогов игорный бизнес в целом по стране Но, может быть, стоит увеличить эти налоги? Может быть, стоит создать так же, как в лотерейном бизнесе, фонд целевых отчислений на социальные нужды в проценте от суммы налогов? То есть, рассмотреть какие-то реальные меры, где игорная деятельность могла бы дать государству дополнительную какую-то пользу, чтобы человек, когда опускает свои пять рублей, знал, что 10 или 15 процентов идет на социалку. 

    Другой момент, очень важный, это рабочие места. За каждым рабочим местом сегодня стоит человек. И что будет с этими людьми, которые потеряют рабочее место? Я думаю, что не все найдут работу. Дело в том, что в отрасли, если брать по официальным расчетам Налоговой службы сегодня работает около 350 тысяч человек. В 2005 году работало на 300 тысяч больше. То есть, мы уже потеряли 300 тысяч рабочих мест. Поэтому это тоже составляющая, достаточно важная. Это что касается статистики. 

   Что касается экономической основы закрытия игорных заведений на территории РФ, пока не видно. Что касается вопроса, самого главного, я всегда хочу его отметить, потому что он важный для понимания всей ситуации - это вопрос, относительно того заболевания, которое вызывает игорная деятельность. Это патологическое влечение к азартным играм. Да, такая проблема существует. Но вопрос в том, что она была поднята впервые не государством, а Российской Ассоциацией развития игорного бизнеса еще 7 лет назад. И был первый «Круглый стол» в мэрии, когда обсуждали этот вопрос. Мы запросили    Министерство здравоохранения по этому вопросу. Нам дали следующий ответ: официальной статистики этого заболевания в РФ нет. Поэтому все спекуляции вокруг численности – это все домыслы. В один прекрасный день нештатный психиатр города Москвы г-н Волошин заявил, что только в Москве 300 тысяч больных патологическим влечением к азартным играм. Министерство здравоохранения нам сообщили, что эти цифры взяты из публикаций «Московского комсомольца», это официальное письмо, и передач канала ТВЦ. Значит, можете себе представить, насколько эти цифры соответствуют действительности. 

    Теперь что касается правоустанавливающего документа Министерства здравоохранения РФ, приказ 311 от 6 августа 1999 года. Этот приказ утверждает клиническое руководство модели, диагностики и лечения психических расстройств и поведенческих расстройств. Там в разделе «Расстройство привычек», куда входит вот это патологическое влечение, сказано конкретно следующее, что патологическое влечение к азартным играм, к воровству и поджогам в изолированном виде, как первичное расстройство, практически не встречается, а является симптомами других расстройств, привычек аффективных, личностных, органических и требует дополнительной диагностики. Смотрите раздел «Шизофрения». Поэтому здесь можно говорить, что это официальный документ, на основании этого документа сертифицируются медицинские учреждения. Это не просто какая-то бумага. И создан этот документ научно-исследовательским институтом Минздрава РФ под редакцией профессора Краснова и Гуровича. Поэтому этот вопрос очень важный. Да, действительно, людям надо помогать, у кого произошла такая ситуация. Но, по всей вероятности, у них психическое расстройство было до того, как они пришли в игорное заведение. Это близкая тема, потому что она очень важна. 

    Теперь что касается перспектив создания игорных зон. Мы все время анализировали эту ситуацию с созданием игорных зон. Вы понимаете, в чем дело: зависимость исполнения этой нормы закона поставлена в следующую как бы такую проблему – необходимо иметь для выполнения этой нормы частные инвестиции в эту зону, но самое интересное, что необходимо иметь и государственные инвестиции, как выяснилось. Хотя, когда закон принимался «О государственном регулировании», там было написано в экономическом обосновании,  что никаких ассигнований из государственного бюджета на исполнение этого закона не нужно. Так вот, в процессе проработки этого закона три администрации зон направили письмо, что необходимо на газоснабжение, электроснабжение дороги 40 миллиардов рублей. Это только на эти три части, не говоря уже о водоснабжении, канализации и нахождении и содержании там органов госвласти – милиции, пожарной охраны и так далее. Там много всего должно быть. Кстати, такое поручение президент давал – рассмотреть этот вопрос и определить источники функционирования вот этих органов государственной власти в зонах. Поэтому не сформулировано коммерческое предложение частным предпринимателям. 

   Я вам задам вопрос: вам предлагают вложить деньги в банк. Вы же смотрите, какой банк, какие проценты он приносит, какова окупаемость, какую прибыль вы получите. Так вот, мы посчитали, проанализировали: исходя из тех расчетов, которые дают эти регионы необходим 31 миллиард долларов инвестиций.

    При этом окупаемость этих вложений, исходя из этих же расчетов, по самым оптимистическим прогнозам, - 30-35 лет. Хотя действие зоны – 10 лет. Вот представьте себе, кто в такой проект вложит деньги? Частники. При этом нужны еще и государственные инвестиции. За 20 лет ни одного рубля государственных денег в игорный бизнес не было вложено. Ни одного рубля! Мы получили, наше одно предприятие «Корстон», известное у нас, бывшая гостиница «Орленок», оно запросило зоны Алтайскую, Калининградскую и Краснодарскую определить, выдать им разрешение на ведение этой деятельности в зонах. Знаете, что ответили? Во-первых, что в одной зоне там межевание только в мае произойдет этого года. Межевание! Я уж не говорю о какой-то концепции. В другой зоне сказано, что вы не те документы представили и что вам разрешение выдадут после того, как вы построите там объект. То есть, вы сначала все постройте, а потом вам выдадут разрешение. Представьте себе, какой инвестор будет вкладывать деньги, если у него нет разрешения? Ведется какая-то определенная работа, но реальной работы по строительству зон нет. А самое главное, что весь оборот игорного бизнеса составляет 6 миллиардов долларов – это наша оценка совпадает со «Стэндартом турс». 6 миллиардов долларов! Требуется 31. Откуда деньги? Поэтому мы написали год назад министру финансов г-ну Кудрину Алексею Леонидовичу наши предложения РСПП, подписал г-н Шохин. Мы предложили полный комплекс мер по урегулированию проблем игорного бизнеса в целом – и по вопросу контроля, и по вопросу отдельного государственного органа, и по вопросу качественных характеристик контроля за игорным бизнесом. 

    Сегодня в законе осталось практически три основных момента по контролю за игорным бизнесом. Это количество единиц игорного оборудования, количество квадратных метров и чистые активы. Такого нет ни в одной стране мира. Игорный бизнес – очень сложная проблема и надо контролировать значительно глубже. Мало того, игорным заведениям разрешили устанавливать свои правила игры. Этого нет ни в одной стране мира. Это примерно, что каждому банку разрешить печатать свои собственные деньги. Поэтому закон частично выполнен, он работает. Но в какой части? Укрупнились предприятия. Действительно, появились 600 миллионов этих замечательных активов чистых. Сократилось количество единиц игорного оборудования. Какой-то порядок более или менее наведен хотя бы в этой части. Убрали игровые автоматы в Москве – в переходах, от метро и так далее. То есть, в какой-то части работает. И идея зонирования, вот определить территорию зоны, она правильная. Она во многих странах мира работает. В 1988 году, мне как раз было поручено Советом Министров этим заниматься, 95 процентов игорных заведений в мире находится в гостиницах.

    И мы предложили вот эту зону определить, что игорные заведения располагаются только в гостиницах и в туристических комплексах. Тогда понятно, что если хоть какая-то единица появляется вне этой гостиницы, значит все - это нелегальный игорный      бизнес. Мало того, у игорного бизнеса есть деньги на строительство гостиниц, на развитие. То есть, инвестиции в туриндустрию могут прийти в этом смысле, потому что построить гостиницу за 50, за 60, даже за 100 миллионов долларов – у игорного бизнеса есть такие деньги. И должны быть. Поэтому это нормальное обсуждение и здесь врагов нет, в игорном бизнесе. Те, кто легально работает, это те же граждане, беспокоятся за судьбу нашего Отечества, за тех же, кто работает в игорном бизнесе. И они – носители знания, единственные, кто глубоко знает проблему. Потому что у нас ни один институт не готовит специалистов, ни один чиновник никакого специального образования в этой области не получил. Поэтому вопрос такой: реально ли и упадет ли небо на землю, если в период кризиса пересмотреть срок действия распределения этих игорных заведений на территории РФ . 

 Плахотников А.М.

   Я не такой уж большой эксперт этого вопроса. Почему? Потому что тут я больше представляю общественность. И к этому вопросу меня привела моя депутатская деятельность, потому что в последнее время что-то зачастили ко мне на прием посетители, у которых какая-либо проблема с внуком, с ребенком и прочее. А когда я посмотрел закон, посмотрел те законопроекты, которые сейчас рассматриваются в Думе по этой тематике, то мне стало очень интересно, как же будет развиваться далее игорный бизнес в нашей стране. И я вот с Инной Юрьевной совершенно согласен: наверное, вот этот «Круглый стол» нужно было бы годика три тому назад организовывать и тогда, три года тому назад, говорить о том, как нам все-таки действовать в рамках этого закона. Потому что, хочу напомнить, что закон-то принят единогласно всеми фракциями. Из 430 присутствующих депутатов 428 проголосовали «за». И там выступали эксперты такого же уровня, как Дмитрий Яковлевич и доказывали несколько другое. Я не психиатр, я не знаю, какие психические заболевания, но там были и представители этого ведомства, которые на цифрах, на фактах доказывали всю пагубность влияния этого, в том числе и во время игры в автоматы. 

    Мне бы сейчас хотелось поговорить несколько о другом: я хотел бы поделиться опытом, ведь игорный бизнес уже во многих регионах, в целых 50, стал несколько другим. Например, мой любимый Тамбов возьмем, Воронеж, Липецк, Пензу. Я депутат из Тамбова, там уже несколько перепрофилировали этот бизнес. У нас было 74 единицы игорных заведений, в том числе 6 было достаточно больших игровых зон. Вот что с ними сейчас стало? Безработицы в то время такой большой не было. Все они стали:  4 – ресторанами, 1 – в спортивным клубом, там спортивный покер, 1 – продовольственным магазином и прочее. Хотя работа была достаточно большая. Да, вот так вот сели за круглый стол представители бизнеса, представители власти и по каждой бизнес-единице был разработан свой план: как, что, чего делать? Я не хочу сказать, что это безболезненно прошло, это болезненно прошло. И сейчас не борьба, а «взаимодействие» продолжается, потому что игорный бизнес приобрел уже в несколько другие формы. У нас появились Интернет-кафе, в которых точно так же наши молодые люди проигрывают деньги. У нас появились лотерейные клубы. Тоже еще одна болезнь, которая разразилась в регионах. Я посмотрел вот те законопроекты, которые сейчас обсуждаются в Думе, кроме одного, приморского, который пытается провести законопроект об увеличении срока, еще на три с половиной года, чтобы работали игорные заведения, в том числе и казино, все остальные – это больше ужесточение. Ужесточение административных штрафов, ужесточение, связанное с Интернет-кафе, с лотерейными клубами. 

    На сегодняшний день, нам нужно уже думать о том, как нам исполнять этот закон. Я думаю, что Дмитрий Яковлевич, надо сейчас уже не смотреть, не приводить статистику, какие мы хорошие. Да, миллиарды приносят, это все понятно. Надо уже садиться и самим думать, как нам в этих условиях перепрофилироваться. Как нам в этих условиях быстро передать эти ЧОПы магазинам. Большой проблемы там вообще-то нет. Если так сесть с властью совместно, с властью взаимодействовать, то этих проблем не будет. 

   Что касается игорных зон, то я думаю, что это просто саботаж выполнения закона. Во-первых, саботаж самой власти, которая там есть, и саботаж инвесторов. Потому что я не понимаю, почему в Калининграде мы до сих пор не построили игорную зону. Это европейская часть нашей России.

 Слободкин Д.Я. 

   Депутаты же сами против. Калининградские депутаты местные против игорной зоны. Как можно строить, если сами депутаты против? И общественность.

 Плахотников А.М.

   Я считаю, что депутаты - 428 человек, не пошутили, когда принимали этот закон. И они будут требовать, чтобы он исполнялся. Власть не пошутила, приняв этот закон.

 Биндер С.Я.

   Тут у меня несколько замечаний. Во-первых, умиляет то, что вот мы не встречались, надо было три года тому назад вести все эти разговоры. Докладываю вам, Алексей Михайлович, что мы собирали все руководство на всех уровнях власти практически каждый год. И каждый год у нас происходит то, что происходит сейчас. Нам еще сегодня повезло. Есть депутат Госдумы, у нас есть депутат Московской городской думы. Мы каждый год встречаемся, пытаемся встречаться, пытаемся с ними обсудить все эти проблемы, и каждый год к нам не приходят, не хотят даже слушать. Таким образом, обвинения в том, что мы три года тому назад не встречались, это просто смешно. 

   Вопрос второй: а что вы рассчитывали, что 428 депутатов не примут тот закон, который инициировал президент страны Владимир Владимирович Путин? Вы как себе это представляете? Естественно, все под козырек взяли и проголосовали «за». Даже не задумываясь, насколько правильно это и неправильно. Просто надо быть в теме, постоянно надо быть в теме, чтобы понять, каково было развитие. Что касается вдруг появившихся Интер-кафе и лото, это, как минимум, 5 лет мы предупреждаем: ребята, вы уберете, игорный бизнес реальный вы получите виртуальный, еще более вороватый вид бизнеса. Это Интернет-казино, это псевдолотерейный бизнес, который сейчас, вот те же аппараты, которые раньше мы уничтожали сами, игровое сообщество само их уничтожало за их плохое качество, сейчас они называются «лото», и будет то же самое. 

   Давайте подойдем комплексно, хотя бы один раз, к решению вопроса. Я понимаю, что когда спрашиваешь мнение г-на депутата или г-на чиновника, то его мнение: надо выполнять законы. Это не мнение. Это уверенность, что у нас в стране надо исполнять. Да, надо исполнять. Сейчас государство потеряет 2 миллиарда долларов бюджета, это, конечно, наплевать. Я вот, понимаете, еще раз объясняю: я 45 лет отработал, ветеран труда, орденоносец, медаленосец. Пенсию получил 3,5 тысячи рублей. И с такой же легкостью руководство, допустим, Москвы отказывается от 17 миллиардов рублей в бюджет Москвы. Вот сейчас г-н Лужков запрыгает, когда в очередной раз было предложение доходы нефтяников разделить между Москвой и тем, где добывается и перерабатывается эта нефть. Сейчас это все падает в Москву, как будто самый нефтеносный район – это Москва. А вот когда это будет по-настоящему и Москва лишится и этих платежей, вот тогда будет туго.

    Более того, меня это просто поражает, полгода тому назад Юрий Михайлович говорил о том, что как прекрасно объединить Москву и Московскую область. Как это будет замечательно, как это все превратит нас просто в благодатный край. Но как только появился финансовый кризис, как только надо сейчас трудоустраивать людей, Юрий Михайлович говорит: нет, мое дело – москвичи. А то, что там подмосковники или другие, это не мое дело. Вот теперь понятно, каким образом могло объединиться, к чему это могло привести. 

   Что касается только Москвы, это отдельная тема. Но 500 тысяч человек, 350 тысяч – это Дмитрий Яковлевич сказал, только людей, непосредственно работающих в игорном бизнесе, а еще 150 тысяч – это те, кто работает в других организациях, но их деятельность заточена именно под обслуживание игорного бизнеса. Это не только служба безопасности и ресторанный бизнес. Это инженеры, которые обслуживают игорное оборудование и инженерное оборудование казино. Их куда девать? Это масса других организаций. Мне говорят, великолепное изречение – Москва сказала, что владельцы готовы переквалифицировать, я не знаю, кто будет переквалифицировать? Владельцы? Владельцы – это владельцы помещений. У них сегодня казино, это от тысячи до полторы тысячи человек работающих. Они их просто выкинут. Эти помещения они немножечко косметически подработают и отдадут их в аренду под магазины, под прачечные, как говорил товарищ Байбаков, под все остальное. Как вы себе представляете, сколько стоит постирать рубашку на Тверской или на Арбате при их 100 долларов квадратный метр в месяц? Вам дешевле будет купить 10 рубашек новых, чем постирать старые.

 Иванов В.Д.

   В принципе, «Известия»  планировали «Круглый стол», чтобы поговорить о том, а что будет завтра с игорным бизнесом? Вы понимаете, тот бизнес, который мы представляем, это законопослушный, я еще раз подчеркиваю, прозрачный бизнес. Вот Самоил Юрьевич Биндер не даст соврать, будучи одним из руководителей, директоров «Метелицы», они за последние годы пережили более 600 проверок. За 10 лет более 600 проверок. Те структуры, которые являются нашими членами, нашими учредителями, счет этих проверок идет уже, наверное, не на десятки, а на сотни тысяч. И ни одного уголовного дела. Ни одного закрытого заведения. Это говорит о чем? Это говорит о том, что этот сегодняшний бизнес, который мы представляем, и интересы которого мы пытаемся здесь выразить прозрачен для государства. Это тот бизнес, который шел и идет на диалог с властью. И он хотел бы, чтобы все-таки его услышали. Да, я согласен и с Биндером, и со Слободкиным, что оптимальное решение, исходя из тех же социальных, экономических и всех других проблем, продлить хотя бы срок действия этого закона и решить нормальным, законодательным порядком накопившиеся проблемы. Я на протяжении, наверное, с середины 90-х, если не раньше, до 2006 года был членом рабочих групп Госдумы по выработке всех законопроектов, всех поправок, всего, что разрабатывалось по игорному бизнесу. Вот тот закон, который был отклонен накануне 244-го, к нему был вдумчивый подход. И сами депутаты сказали: чтобы закон заработал, нужно внести поправки в 26 законодательных, уже принятых актов РФ. Этот же закон прошел в течение 2-3 суток, он не подвергался ни экономической, ни какой другой экспертизе, на него нет заключений. Да, мы подчеркиваем: закон выполнил то, что было на него возложено. С улиц исчезли столбики, ромашки, одна Москва закрыла более 3 тысяч заведений. Но борьба идет не с этим бизнесом, который мы представляем. Борьба идет с тем, что родило государство само, приняв постановление 2002 года. С 2002 года по 2006 год было выдано 6,5 тысячи лицензий на территории Российской Федерации Госкомспортом. Кому они выдавались? Никто не знает до сегодняшнего дня. Мы официально запрашивали перечень лицензий, которые выдавал Госкомспорт. Их нет. У кого они есть? Кому они перепродаются или передаются? Вы задаете вопрос о бизнесе. Вот этот бизнес, то, что мы представляем, он закроется 30 июня 2009 года. Мы хотели сегодня услышать от представителей государственной власти как готово государство, как оно видит эту проблему, готовы ли какие-то меры законодательные, проект законодательных нормативных документов по борьбе с новым бизнесом. Это будут новые акционерные общества. Это будут новые абсолютно организации, это будут новые люди. 

    Что из себя представляет тот бизнес, который мы представляем? Я могу сказать. В силу неготовности тех фактов, которые приводили Слободкин и Биндер, я могу сказать, что этот бизнес ушел уже сегодня от Южной Америки до Австралии, вложив туда огромнейшее количество денег, которые они были готовы вложить в РФ. И они до сегодняшнего дня не отказываются это делать. Но перспектив в экономическом плане они для себя не видят. Вы говорите: почему не идут инвестиции в эти зоны? Да, депутаты там выступают, там не понятна позиция администрации. Но вы посмотрите, что сделали прибалтийские республики, что сделала Белоруссия, чтобы наша бизнес ушел туда. Вы посмотрите на бывшие страны Восточного блока. От Польши до Балкан - сплошь наши деньги, наши гостиницы. Я не говорю про казино и игорные заведения, я говорю про гостиницы, огромнейшие отели, которые там построены. Всегда рассматривалось, что бизнес - это одна из составляющих туризма, развлечений, отдыха. Везде, правильно, я солидарен с Дмитрием Яковлевичем, это единое целое, и в мире есть комплексный подход. Мы пытаемся все это развести. Поэтому мы хотели бы услышать, почему мы пошли и были заинтересованы, прямо скажу, в этом «Круглом столе». Вопрос мы ставим, поймите меня правильно, по-государственному. Не только игорный бизнес, не только занятость, а как туризм, а как развлечение, а как досуг. У нас много построено в той же Москве центров для детей? Наверное, по пальцам можно перечислить. По периферии это еще хуже. Как у нас с туризмом? Сколько у нас было приездов туристов иностранных и так далее до 90-го года и сколько сейчас? Понимаете, можно привести абсурднейшие дикие факты, о которых вы, наверняка, не знаете или, может быть, где-то слышали или читали. 1922 год, правительство Ульянова-Ленина принимает Декрет «Об открытии игорных заведений». Первое казино открылось в Санкт-Петербурге. Цель: занятость, бюджетные поступления. Профсоюз учителей США принял решение об увеличении игорных точек в городах, при одном условии, правда: все идет в социальные отчисления. Но там и так это все до этого было. И везде, где развивается бизнес, он развивается совместно с туризмом. У нас пытаются все это развести, разложить по разным полочкам. Поэтому у нас и получается: вот бизнес такой, боремся с одним, хаем другой. Закроется тот бизнес, который есть, закроется три десятка казино в Москве и две сотни по России. А борется правительство Москвы, и не только Москвы, с теми, которые появились, которые примазались к бизнесу. Это разные вещи. И потом опять будут говорить: вот игорный бизнес. Не будет 1 июля того бизнеса, который был. Не будет и поступлений, не будет занятости. Но не будет и игорного бизнеса. Мы это подчеркиваем. Это наша принципиальная позиция. Не надо путать нас с теми, кто пытается на этих проблемах заработать сегодняшние деньги. Если поднять материалы, стенограммы «Рариба», начиная с 2002-2003 годов, каждый год на всероссийских конференциях с присутствием иностранных гостей и выступлений иностранцев, там мы всегда поднимали вопросы: это не бизнес, это те, кто пытается заработать деньги не совсем честными путями. Кто сегодня назовет, сколько нелегальных или полуофициальных, или каких угодно заведений на территории России? Мы проводили своеобразный мониторинг, я не хочу эти цифры обнародовать. Были бы представители власти, можно было бы, наверное. Но цифры колоссальные, дикие цифры. Это то, что видели мы. Я думаю, власть тоже кое-что видит, но далеко не все. Уже моментально появились лотереи, все остальное, розыгрыши и так далее, это видимая часть айсберга. А какая будет невидимая?

    Появились наперсточники, появились опять ромашки, появились столбики. А власть борется. С чем борется?

   Я вам несколько цифр просто приведу, они важные. ВЦИОМ сделал опрос относительно того, будут ли люди играть в незаконных игорных заведениях. 25 процентов сказали, что юридическая как бы основа этих заведений легальных их не интересует, значит спрос будет. Ни одна юрисдикция не справилась с подпольным игорным бизнесом. В США есть подпольные казино. И вероисповедание здесь даже неважно. В Израиле есть подпольные казино. В Турции есть подпольные казино и все знают, где. В Китае есть. По экспертным оценкам, до миллиона игровых автоматов подпольных игральных. Хотя все говорят, что там запрещено.

  Архипов Е.С.

   Во-первых, что касается принятого закона. Закон был принят, насколько я понимаю, почти единогласно. То есть, это волеизъявление депутатов. Это фактически волеизъявление самого народа. Депутаты избраны народом. Мы его обязаны все исполнять, в первую очередь. Обязаны.

   Что касается самого закона, то у вас было время для подготовки к исполнению этого закона. Что касается саботажа этого закона, а мы сейчас говорим о саботаже этого закона и вы не хотите его исполнять, то это говорит о том, что у нас идет неуважение к самому закону, к тем законам, которые принимаются на уровне Российской Федерации.

 Слободкин Д.Я.

   Евгений Сергеевич, вы извините меня, вы о чем говорите-то?

Архипов Е.С.

  Я сейчас говорю об элементарном уважении закона. Закон принят был большинством депутатов. Он имеет юридическую силу.

 Слободкин Д.Я.

   Но закон ведь не только для предпринимателей, он же и для государства тоже. И какой же чиновник не выполняет закон, который принят государством? Дело в том, что он для всех закон. Само государство и те органы, которые обязаны исполнять закон государственный, они его не исполняют.

   Скажите мне, пожалуйста, сто километров дорог за чей счет должны быть сделаны? Аэропорт за чей счет должен быть построен? Электроэнергия и газоснабжение за чей счет должны быть проведены в регионы? За счет кого? За счет игорных заведений, что ли? Значит, разговор идет о том, что в бюджете тогда должны быть предусмотрены соответствующие средства на исполнение этого закона. Этих средств нет. Говорят - вы сначала постройте нам отель, а потом получите разрешение. А я вам задаю вопрос: а как я построю отель, если я не знаю, когда подключат его к электроэнергии и газоснабжению. Вопрос именно об этом. Поймите, ни одного инвестора что-то не пришло.

 Архипов Е.С.

   Мы сейчас немножко о другом говорим. Идея закона-то была в чем? В том, чтобы развивать регионы, наиболее депрессивные регионы развивать, чтобы налогообложение...

 Слободкин Д.Я.

   Вы вдумайтесь, о чем вы говорите: развивать депрессивные регионы. А кто в депрессивный регион поедет его развивать? За счет игорного бизнеса?

 Архипов Е.С.

   Бизнес. Это обязанность бизнеса, социальная обязанность.

 Биндер С.Ю.

   Да вы что, смеетесь, что ли? Да социальная обязанность бизнеса – платить налоги, а не развивать регионы.

Архипов Е.С.

   Правильно, вот развивайте регионы, платите налоги.

 Иванов В.Д.

   Евгений Сергеевич, вы сейчас занимаетесь популизмом и передергиваем права вообще.

 Биндер С.Ю.

   Евгений Сергеевич, можно к вам вопрос? Вот мы все радовались от счастья, что в Сочи будет Олимпиада. Но мы тогда понимали, что это такое. И мы взяли семь лет и 16 миллиардов долларов на постройку в городе Сочи, то есть уже при действующей инфраструктуре, специально туда госкорпорацию. Понимаете? И начали с дорог. Что самое смешное, это говорит адвокат. Ну ладно, вы же говорите, чтобы в чистом поле, в ста километрах от населенного пункта, мы построили вам четыре Лас-Вегаса. Причем, государство не берет на себя никакой ответственности. Оно не строит то, что оно должно строить, потому что есть вещи, которые частные фирмы не имеют права строить. Они не имеют права строить дороги, они не имеют права проводить электроэнергию, газоснабжение и так далее. Это имеют право делать только государственные структуры на государственные деньги под контролем ФСБ. Вы это прекрасно, как адвокат, должны знать.

 Иванов В.Д.

   Те, кого мы представляем, закон выполнют. И у нас нет сомнений. Почему-то у вас появились какие-то сомнения. Вот вам, представителю общественности, был задан вопрос, косвенный, может быть. Речь идет о тех, кто, как Дмитрий Яковлевич сказал, примазались к этому бизнесу и примажутся. Мы ставим вопрос: как должно подходить государство и как должен оценивать бизнес эти действия? Я могу вам привести коммерческий проект, который сейчас разрабатывается в Европе, в Арагоне. Это в Испании. Это государственный подход. Там между Барселоной и Мадридом выделено государством несколько тысяч гектаров, уникальнейшее месторасположение. Скоростная дорога, которая идет практически без остановок, государство будет делать 4,5-километровую петлю с остановкой, чтобы поезда останавливались в этой зоне.

 Архипов Е.С.

   Речь сейчас идет об исполнении закона. Если вы считаете, что закон в данной редакции не исполним, так вносите свои предложения.

 Иванов В.Д.

   Согласитесь, что за два с половиной года нельзя поднять те четыре территории, которые были отведены для игорного бизнеса, не вложив в него практически ни копейки.

 Слободкин Д.Я.

  Я вам приведу один пример: Алтайский край. Выделено 2300 гектаров. Сделан расчет местными органами власти. Расчет делала Ассоциация малых и средних предприятий. Вот на 2300 гектаров за миллиард двести миллионов долларов они планируют: поставить одно казино с 50 столами и 130 игровыми автоматами, гостиницу на 500 мест и два административных здания на 2300 гектарах земли в 110 километрах от ближайшего аэропорта в Бийске, который имеет грунтовое покрытие. Туда ни один самолет приличный сесть не может. И дороги там практически нет. Один «Атлантик Сити» в 100 гектаров дает 5 миллиардов долларов дохода. Так вот вы мне скажите: какой нормальный человек, бизнесмен будет вкладывать миллиард двести тысяч долларов в одно казино, которое будет окупаться, что – сто лет? Вы представьте себе логику этого всего дела.

 Биндер С.Ю.

   Алексей Михайлович, вы задайте сами себе вопрос: ну почему российские законопослушные бизнесмены, которые давным-давно, 15 лет тому назад вложили огромные деньги в развлекательные комплексы, где были казино в России, и они сейчас ушли и финансируют игровой бизнес в Белоруссии, на Украине, в странах бывшей Югославии, в основном Словении, Хорватии, Сербии. В Латинской Америке строят. Почему? Они что, такие дураки, что  вкладывают туда, а не вкладывают сюда? Да потому что надо быть просто не знаю кем, предполагать, что кто-то откажется от самолета за час до Киева, за час пятнадцать до Минска и будет три часа лететь в Алтайский край.

 Иванов В.Д,

  Мне задали вопрос абсолютно правильно: выполнят ли игорные заведения установки закона? Да, я подтверждаю: выполнят. Мы ставим вопрос несколько шире. Мы будем выполнять. Что государство сделало, что выполнит? Вот в чем проблема. Совершенен закон? Не совершен. Мы считаем – не совершен! Поэтому мы как бы обращаемся к государству. За последние два- три года нет ни одной инстанции, где бы мы ни встречались с людьми, куда бы мы ни писали, писали вплоть до президента. И сегодня лежит в администрации президента наше очередное письмо, где мы эти проблемы ставим. Мы не снимаем с себя то, что нам обязывает закон, то, что нас обязывает государство. И мы его будем выполнять. 38 регионов приняли решение закрыть игорный бизнес. Те, кто имел лицензии, те, кто получал и даже в Госкомспорте, они ушли, но бизнес процветает. 

 Модератор – Латышева Н.Н.

   В общем, мы услышали, к сожалению, только одну сторону. К сожалению, чиновники, которые должны были ответить нам, почему же так происходит, почему закрываются игорные заведения, мы их не услышали.

 

Источник: http://plakhotnokov.ru



Добавляя комментарий, вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с правилами его размещения

Возврат к списку