Гость на линии

Альберт Жалилов

Альберт Жалилов

11.02.2023
2259

Заслуженный артист Татарстана, оперный певец, солист Центрального оркестра войск национальной гвардии РФ (Москва), один из ведущих исполнителей России в жанре классическая эстрада, актер, участник и победитель нескольких ТВ-проектов Альберт Жалилов 12 февраля выступит в Тамбове с оперными ариями, романсами и песнями о любви.

Корреспондент ИА «Онлайн Тамбов.ру» пообщался с оперным певцом, узнал о его творческом пути, знакомстве с нашей областью и дальнейших целях в музыке.


- Как музыка помогла Вам измениться - как Вы превратились из интроверта в открытого коммуникабельного человека?

- Дело в том, что интроверты бывают тоже достаточно коммуникабельными, людьми, которые любят и умеют поддержать разговор. Особенно о том, что им интересно. Наверное, я не был интровертом, я был просто очень стеснительным. И эта стеснительность мешала мне себя проявлять. Сцена же не терпит этого: когда ты выходишь на площадку, ты должен отдавать, уметь коммуницировать, или ты просто не выступаешь. Другого здесь не дано. Сцену может помочь раскрыться. И результаты в школе, например, пошли резко вверх после того, как я стал выступать и преодолел в себе излишнюю стеснительность. Я смог проявлять себя более активно и открыто. И закончил в итоге учёбу с отличием. Выход на сцену, без сомнения - веха в моей жизни.

- Что знаете о Тамбовской области? Самая большая достопримечательность какая?

- Я не впервые в Тамбовской области. И, конечно, я знаю усадьбу Рахманинова, но я там не был. Усадьбу Асеевых, где я был. Последняя произвела на меня неизгладимое впечатление. Она смотрится как белая ворона на фоне пейзажа, который находится рядом с ней. Сразу переносит тебя куда-то в солнечную Италию, и хочется петь. Также я знаю, что есть усадьба Вернадского. Я бы ее назвал усадьбой, где ноосфера должна чувствоваться сильнее. С удовольствием съездил бы туда, но пока не довелось.

- Сергей Рахманинов в Вашем творчестве – какое занимает место?

- Рахманинов для меня – это как перенесенные на нотный стан чувства, эмоции настоящих, живых людей. Это – реальная жизнь, где от любви до ненависти один шаг. Где ты должен пройти эту жизнь по лезвию бритвы, не свалившись в неверие и в то же самое время, не витая в облаках. Но при этом испытать всю гамму чувств. В музыке Рахманинова  это есть. Когда спокойствие вдруг прерывается резким всплеском. Вот такая наша жизнь – неожиданная, и особенно в нынешнее время. Каждый час, каждую минуту, каждый день могут прийти новости, которые кардинально все изменят. Также и с музыкой Рахманинова. Поэтому для меня он – один из самых любимых композиторов, который отражает подлинную жизнь.

- Роль классической академической музыки в современном музыкальном мире – какая?

- Мне кажется, что роль классической музыки остается примерно во все времена одной и той же. Это образовательная роль, это некий метроном, который позволяет человеку прийти и стабилизироваться, войти в правильный ритм и в то же время понять, тем ли ты путем идешь. Это музыка, которая дает тебе возможность заглянуть внутрь себя и успокоиться. Естественно, это та музыка, которая наиболее контрастно и выпукло демонстрирует время, в котором мы живем. Я говорю именно о глубинных проявлениях этого времени, тектонических сдвигах. В отличие от эстрадной музыки, которая снимает и транслирует внешние проявления этого мира, классическая музыка идет всегда вглубь.

- К классике люди приходят, когда могут просто сесть и наслаждаться не ритмами, а гармониями, красками. К академической музыке люди приходят ближе к 30 годам. Как привлечь к ней более широкую аудиторию?

- Это частый вопрос. Я всегда отвечаю на него: а зачем «омолаживать» аудиторию? Если мы посмотрим на демографию в нашей стране или в любой другой, то мы увидим, что людей старше 30 лет значительно больше. На самом деле классическая музыка влияет на умы и скрашивает вечера огромному количеству людей. А зачем академической музыке упрощаться и пытаться угодить другой возрастной группе? Мне кажется, что этого делать ни в коем случае не надо. Там есть своя музыка, свои ритмы. А классическая музыка должна оставаться собой. Другое дело, что формы ее должны меняться. И они меняются, но не так быстро. Я вижу, как это происходит.

- Какие у Вас связи с нашим академическим симфоническим оркестром?

- У нас уже было совместное выступление с оркестром. А с главным дирижером Алексеем Моргуновым мы знакомы давно. Более того, мы даже пели с ним. Вместе с ним и народным оркестром исполнили цикл Георгия Свиридова «Отчалившая Русь». Я надеюсь, что мы и с симфоническим оркестром его споем. Дружба наша долгаяи  многоплановая.

- Почему Вы выбрали классическое направление? Эстрада - более короткий путь к успеху.

- Изначально я начинал как эстрадный певец и выигрывал первые конкурсы именно в этом статусе. Хотя мой первый педагог Наталья Тарасова, профессор Астраханской консерватории, которая вела меня с детства, всегда говорила: «Тебе нужно в классику». Она повлияла на мой выбор, но это произошло не сразу. Мне нужно было понять, чего я хочу. В итоге я понял, что хочу идти вглубь. У меня была идея: «Как здорово, когда на сцене только ты и рояль – ничего лишнего, никаких спецэффектов в помощь. И ты выступаешь в этом минимализме и постепенно вовлекаешь всех зрителей в зале». Мне эта идея очень нравилась, а сейчас это происходит в моей жизни. Никогда не жалел, что выбрал классику. По поводу того, что в эстраде можно стать популярным быстрее, - это большое заблуждение. Все зависит от человека, таланта, стечения обстоятельств, удачи – от очень многих факторов. И в этом оба эти направления в целом похожи.


- Кто из великих вокалистов был или является Вашим творческим ориентиром?

- Их достаточно много в разных жанрах. В классике – это Дмитрий Хворостовский, Франко Корелли - хотя он тенор, Федор Шаляпин - хотя это бас. Здесь неважен тип голоса или жанр, в котором работает певец. Фрэнк Синатра, Муслим Магомаев, Фредди Меркьюри, Эминем – все эти певцы так или иначе повлияли на меня с детства. Таких творческих единиц достаточно много. У каждого есть, чему поучиться. Каждый знаменитый певец, который встречается на пути, – твой учитель.

- По поводу жанра – какой все-таки «Ваш»?

- Я не озадачиваюсь этим вопросом. Я стараюсь погрузиться в каждое направление, в котором работаю. Все, что я пою, так или иначе берет свое начало в академическом вокале. Я – некий адепт академического вокала. Все, что можно спеть убедительно с академической постановкой голоса, а не смешно, может войти в мой репертуар. При выпуске из консерватории я задавался вопросом: какой же у меня все-таки голос? Сейчас я руководствуюсь фразой одного из своих учителей, Франко Пальяцци, который сказал мне: «Ты слишком много уделяешь внимания этим вопросам. Думай о том, что ты – голос. Голос – отражение тебя. Развивай его максимально, насколько ты можешь это сделать в течение жизни. Пробуй разное, но только так, чтобы это было талантливо». Я стараюсь этому завету следовать.                     


- Многим оперным певцам сложно перестроиться на эстрадную манеру, работать в «легких жанрах». А Вам?

- Я вообще не понимаю выражения «легкий жанр». Легкий жанр – это песня, где два аккорда. Это с вокальной точки зрения. Но в плане подачи не каждый оперный певец сможет это талантливо сделать. Если мы говорим про спорт – «Какой голос мощнее?» – то, конечно, академическая музыка дает для голоса самую большую нагрузку и ставит самые сложные задачи.Действительно можно сказать, что если ты спел ту или иную сложнейшую партию, то твой голос максимально раскрылся с физиологической точки зрения. Но если мы говорим про культуру исполнения, то здесь много нюансов, из которых складывается образ певца. Мне не сложно, потому что я не воспринимаю неаполитанские песни или танго как легкий жанр. Я подхожу ко всему как к отдельному направлению, у которого есть свои традиции и законы. И стараюсь их изучить.

- Почему и как Вы пришли в музыке к стилю кроссовер? Способ привлечь нового зрителя? Или это современный формат?

- Кроссовер – это, по сути, классическая эстрада. Это жанр, в котором работала большая часть звезд советской эстрады. Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон, Эдуард Хиль, Юрий Гуляев и так далее. Мне этот жанр нравится тем, что он меня не переделывает. Мне не нужно под что-то подстраиваться. Кроссовер не опускает планку. Многие вещи в классическом кроссовере – полноценные арии, которые сложно спеть физически и эмоционально. Это направление позволяет пробовать новое, быть в хорошей форме, ставить максимальные вокальные задачи.

- Ну и про «кроссоверы» в обыденной жизни: какую скорость предпочитаете за рулем? Что ближе – спортивные авто (ставить рекорды) или внедорожники (напролом)?

- Однозначно внедорожники – идем напролом!

- Есть произведения в Вашем репертуаре с интересной историей?

- Есть произведения, которые долго ждут «своего часа». Я часто готовлю произведения «в стол». Они мне просто нравятся, я пою их на репетиции, но они не находят свое место в концертах. Это может продолжаться несколько лет. И потом вдруг – происходит концерт, в который это произведение идеально встает и, наконец-то, ты его можешь исполнить. Есть произведения, например, песня Антона Гладких «Русь» на стихи Сергея Есенина, которое я пел, выучил и записал на заре своего творческого пути, но потом долго не исполнял. Я не мог найти к ней ключи, хотя, вроде бы, звучало неплохо. Лишь через 10 я не только спел ее, но и полноценно записал, и много раз исполнял в концертах даже с оркестрами. Произведение выросло и, наконец, нашло и своего зрителя, и свое время. И я вырос сам, чтобы передать, что написано в нем.

- Вас порой сравнивают с Муслимом Магомаевым. Как думаете, почему? Кстати, его – в свою очередь – сравнивают с Орфеем. А какой из мифических богов ближе всего Вам, по Вашим ощущениям?

- Я думаю, что с Муслимом Магомаевым сравнивают большинство современных певцов-баритонов. В основном это делают люди старшего поколения, которые его знают, любят и видели. Молодежь, к сожалению, уже не так хорошо знает этого великолепного певца. Я пою произведения из его репертуара и, более того, у меня есть драматический моноспектакль о нем, где я играю его. Надеюсь, что мы с симфоническим оркестром придумаем, как адаптировать этот спектакль под оркестр. А из богов мне всегда нравились Посейдон и Гефест. Гефест – работоспособный, он занят делом. А Посейдон потому, что он управляет стихией, морем, в этом есть какая-то мощь, как в картинах Айвазовского.

- Вы участник многочисленных проектов. На какой самый смелый музыкальный эксперимент Вы согласитесь?

- Самый смелый музыкальный эксперимент – это было участие в проекте «Живой звук» (0+) на телеканале «Россия». Там я исполнял совершенно несвойственный мне репертуар, в том числе я пел эстрадную песню «Белые лебеди, светлые сны». Это было очень забавно, интересно. Я – один из победителей этого проекта, значит, сделал это неплохо. Но для себя я эту страницу закрыл и пошел дальше.

- Ваши цели или мечты в вокальном плане?

- Здесь я всегда руководствуюсь девизом «Быстрее, выше, сильнее» – олимпийский принцип. Поэтому цели самые высокие, они связаны с исполнением оперных партий. У меня не так много возможностей этой делать именно на сцене оперных театров, потому что я там не работаю. Но мне хотелось бы делать это больше и, я думаю, что такая возможность у меня будет не только на фестивалях. Также мне интересно выступать в лучших залах страны, пробовать новую акустику. Мне кажется, что в этом есть некий вокальный азарт. Все цели раскрывать не имеет смысла, они в голове, а зрители должны их видеть уже в реальной жизни.


- Вы родились в Астрахани, выступаете в разных городах и странах. Какой город – Ваш любимый? Где хотели бы побывать?

- Я посетил много стран и городов и всегда удивляюсь, насколько много идей в урбанистике, по украшению городов, какая богатая история в каждом городе. Я не могу выделить какой-то один: их много. Например, в России – огромное количество не только городов, но и мест, которые стоит посетить. Помимо Москвы и Петербурга есть Казань, Екатеринбург, Владивосток, Камчатка, Байкал, Кавказ. Только по России, мне кажется, можно ездить всю жизнь. И этоне говоря про другие страны. Мы больше Европа, поэтому Европа нам близка, но мне всегда нравилась экзотика – Индия, Китай, арабский мир, Африка. Мне кажется, что не нужно ограничивать себя каким-то одним местом. Необходимо посмотреть и изучить разные культуры, а уже к концу жизни сделать некую выборку.

- По первому образованию Вы – юрист. После юрфака легко было поступить в консерваторию?

- Я поступал на юридический с огромным желанием и закончил обучение с красным дипломом. Успел поработать, выиграть пару гражданских дел. Но мой педагог, Наталья Тарасова, всегда меня вела именно как вокалиста и хотела, чтобы я им стал. Она была профессором консерватории, прививала мне именно академический вокал. Мне не было сложно поступать в консерваторию. К тому времени я уже пел, выступал. При этом понимая, что это должно было быть облечено в систему, в профессиональную форму, и поступал я с удовольствием.

- Поздравляем с дипломом MBA. Зачем он Вам? Может ли как-то помочь на сцене - может быть, какие-то ощущения самоуверенности придает?

- 2022 год выдался достаточно интересным на образование, помимо МВА в одном из ведущих вузов России (Российская академия народного хозяйства при Президенте РФ) я получил еще и дополнительное образование в ГИТИСе по менеджменту учреждений культуры. Почему я это делаю? Потому что я считаю, что человек не должен замыкаться на чём-то одном. Есть главное направление - творчество. Но выход на сцену, то, как ты поешь и что в это вкладываешь, это все – твоя личность. Голос – это непосредственное выражение твоего внутреннего мира, то, насколько глубоки твои знания не только вокала, но и процессов, происходящих в жизни. Это, наверное, не всегда работает, но в моем случае это так. Да и юридическое образование тоже нуждается в подпитке. Оно мне очень нравилось, и я не хочу совсем его выбрасывать. Я хочу развиваться в нем и хотя бы, не имея практики, понимать эту сферу. Вот МВА как раз – это в ту копилку, в ту часть моего сердца. А все это в комплексе дает результат и на сцене.

- Какие задачи ставите перед собой как член Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации?

- Для меня большая часть войти в Общественный совет при Министерстве культуры Российской Федерации. Это контролирующий орган, который следит за законами, освещает ключевые события в культуре. Я надеюсь, что благодаря общественному совету мне, как человеку, который ездит по всей стране и общается с людьми по всей стране, удастся доносить важные вещи, и это будет способствовать развитию отечественной культуры в разных ее проявлениях, несмотря на санкции.

- Смокинг — Ваш концертный вид. А в жизни какой стиль предпочитаете?

- В повседневной жизни я предпочитаю тоже более деловой стиль, casual, хотя могу себе позволить и джинсы, и спортивное что-то, и худи. Все, что угодно. У меня нет ограничений. Но всё же мой ритм жизни – постоянные встречи, сцена, интервью - приводит к тому, что в деловом образе мне проще и практичнее.

- Сейчас у Вас в соцсетях выходит серия «Зимнего пения» - пения на морозе. Расскажите, как сохраняете голос? Вы вообще не простужаетесь?

- Наоборот, я раньше достаточно часто простывал, да и сейчас тоже. Когда это происходит, находишься в небольшом стрессе, особенно если в этот же период должен исполнять сложные произведения. Горло должно быть в идеальном состоянии, ты должен быть в форме. Поэтому, мне кажется, это внутренний протест. Раз так происходит, значит, я буду зимнее пение практиковать. И пока ни одна голосовая связка не пострадала. Самое главное – недолго это делать. Спел – и утеплился сразу. Но просьба ко всем: не повторяйте это в домашних условиях.

- Впереди – 14 февраля, 23 февраля и 8 марта. А значит – прекрасный повод создать еще один праздник для своего любимого человека. Сегодня во взаимоотношениях появляется больше свободы. Как Вы считаете, на чем должны строиться взаимоотношения между мужчиной и женщиной? Что лежит в основе семьи?

- Основа семьи – это доверие и внимание. Нужно уделять внимание не только человеку, но и его чаяниям, проблемам, воспринимать их как свои и вникать в них. Ну, и, конечно, доверять друг другу. Без этого, мне кажется, существование семьи не сложится. По крайней мере, если мы говорим про счастливую семью.

Фото: Элла Васильева


Общество
Происшествия
Культура
ЖКХ
Экономика
Спорт
Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA