Нина Веселовская
13.06.2021

Нина Веселовская

3250

Русский язык богат, могуч и изменчив. Так, жителей нашего города когда-то именовали «тамбовцами», но с течением времени суффикс -ц изменился на -чан, и горожане стали «тамбовчанами». Член Союза писателей и член Союза журналистов Нина Веселовская провела собственное исследование, результатами которого поделилась с корреспондентом ИА «Онлайн Тамбов.ру».

- Что стало отправной точкой вашего исследования? 

- Эту я тему слышала, сколько себя помню. К бабушке часто приходили её однокурсники по пединституту, в том числе Борис Двинянинов, который к тому времени уже заведовал кафедрой литературы в этом институте. И они возмущались. Ситуация была такой же, как сейчас на Украине и Прибалтийских республиках, то есть дан сигнал сверху, поэтому все должны произносить одно слово так, а другое – вот так. Если раньше, в 19-м веке, аристократия брала за литературную основу определённое произношение, то народ мог произносить эти же слова, как он хочет. Но с появлением всенародных СМИ, в первую очередь радио, такие «гвозди» начали вбивать в мозги по указанию сверху. Язык у нас в принципе общий, могут отличаться диалекты, но по сути это чуткий организм. Чужеродность «чанства» сказывается до сих пор. Скажем, в Питере, когда туда приехали наши «крутые товарищи» в 90-е годы, их называли «тамбовцами». Почему? Потому что в нашем общем языковом пространстве первое, что складывалось в голове ещё до правил, выведенных в «Российской грамматике» Ломоносова – это всё же «тамбовцы». «Обчание» жителей старинных городов началось с конца 50-х годов XX века. Мой отец был из Гусь-Хрустального, так вот, они были «гусевцами», а стали «гусевчанами». Я помню, как охали не только бабушка с однокурсниками, но и возмущался народ. У нас ведь как? Вот приезжают, например, военные и что они слышат? То, что в СМИ и что говорят вышестоящие чины. Соответственно, они начинают «чанить», а народ этого не принимал. В более сознательном возрасте я услышала от одного из преподавателей филфака «Ну, всегда произносили и так, и так». Тогда я уже стала негодовать и решилась на эксперимент. Я вытащила 200 долларов, положила перед студентами и сказала: «Кто найдёт «тамбовчан» в любой книге или газете до 50-х годов – деньги ваши». Они искали и, конечно, не нашли. С моей стороны это было жестоко. Хотя, думаю, им всё же поработать в библиотеке было полезно.   

- В какой временной промежуток «тамбовчане» окончательно вытеснили «тамбовцев»?

- Поколение, которое выросло, не слышав «чанов», родилось примерно в 30-х годах. Представьте, вдруг на всех выступлениях их начинают называть «тамбовчанами». У этих людей непринятие сохранилось до глубокой старости. Но сейчас им глубоко за 80, и на них никто не обращает внимание. Даже журналист Иван Овсянников, который приехал сюда уже в 50-х, всё время отстаивал «тамбовцев», хотя сам был из Белгорода. Овсянникова поддерживала его друг, поэтесса Валентина Дорожкина. Но местные СМИ сделали своё дело. После такого «вбивания в голову» следующее поколение, может, возмущается, но уже не так сильно. А их потомки уже и не помнят иных наименований, кроме «тамбовчан». Собственно, вопрос до сих пор висит.   

- Русский язык постоянно меняется. Не может ли это быть просто новшеством в языке?

- Я вам недаром привела пример с Питером. Предположим, вы захотели ввести новое слово, как, например, Пётр I, который ввёл в наш язык много новых голландских слов. Что с ними стало? От них осталась корабельная терминология, но в быту они разве применяются? Далее при Екатерине II появилось огромное число немецких слов. Что у нас осталось, кроме дуршлага, бухгалтера и бюстгальтера? Даже если к нам пришли какие-то корни, то мы их обязательно обрабатываем – мы даём им род, начинаем склонять по падежам, то есть заимствованное слово «притирается», а затем уже применяется. «Тамбовчане» – это не изменение языка, а именно навязывание со стороны тогдашней власти.  

- Вы хотите сказать, что с приходом новой власти в 20-м веке изменились названия жителей многих городов? Какую цель могли преследовать в таком случае органы власти?  

- Эта задача была поставлена ещё в 20-е годы. Новая власть, а значит, всё новое: пролетарское искусство, пролетарская архитектура и пролетарская литература – хотелось создавать всё с нуля и именно пролетарское. Вот языковеды и придумали пролетарский суффикс. По сути, он тюркско-малоросского происхождения. В русском языке был суффикс -ан или -ян (куряне, поляне-древляне). «Ч» перед этим суффиксом появлялось только в названиях жителей городов, оканчивающихся на «-ск» или «-цк» – обычное чередование (Липецк – липчане). Первое ничем не оправданное «ч» появилось в этнохорониме жителей Крыма. Были крымчаки, а затем о них стали говорить, как о «крымчанах». До революции во всех книгах были полтавцы, ростовцы, харьковцы. Помните «Наталку-полтавку»? «Полтавчане» – диалектное слово. Когда же новая власть начала переименовывать города и их жителей, «чан» уже стал самостоятельным суффиксом. Пролетарским. Был Нижний, стал Горьким, а от него пошли «горьковчане». Екатеринбург стал Свердловском, а от него пошли «свердловчане» – коряво до невозможности. До недавнего времени у нас были «котовцы», потом местная власть видимо решила использовать, что «котовцы» – это те, кто был в отряде Котовского, а вот горожане – это «котовчане» – «коты в чане». Языковые школы в советское время постоянно грызлись друг с другом. В 30-е Сталин написал статью «Вопросы языкознания», чтобы их немного усмирить. После этого страсти на время поутихли. Потом вождя не стало, а Никита Хрущёв в этих делах не разбирался, и его «продавили». Провели реформу написания некоторых слов, заодно появились и «чане».  

- С мужчинами понятно. А как называть жительниц Тамбова в этом случае?

- Женщина – «тамбовка». Вот, газета у нас «Тамбовская жизнь», мы же не говорим: «Ты «Тамбовчанку» выписываешь?», мы говорим: «Ты «Тамбовку» выписываешь?» Сейчас её, конечно, мало кто выписывает.

- Откуда у вас данные о том, что возвращения к "тамбовцам" хотят тысячи горожан? 

- Свою статью я писала в 90-е, и тогда этого хотели многие. Это было время, когда улицам возвращали исконные наименования, поэтому многие полагали, что вернётся и первоначальное название горожан.  

- Можно ли сказать, что возвращение к исконному наименованию жителей города есть своего рода проявление патриотизма?

- Я всегда считаю, что нужно дать людям свободу выражения. Я предпочитаю говорить «тамбовец», «тамбовцы», но когда я писала так статьи, мне их переправляли. Поэтому полагаю так, не исправляй, моё право использовать это слово. Но нужно ответственно относиться к использованию «тамбовчан», когда речь идёт об истории. В Великую отечественную не было «тамбовчан», тем более в 19 веке. Никто такого слова даже придумать не мог. Поэтому фразы «тамбовчане во время войны» – воспринимаются как ошибка их школьного сочинения про «солдат Александра Невского». Вот тут уже надо знать историю возникновений двух альтернативных названий жителей нашего города и такого не допускать. 


Беседовала Марина Неверова
То, что мы не публикуем на портале, всегда можно прочитать в нашем канале Telegram
Присылайте свои сообщения на номер 8-900-5-123-000 в whatsapp и viber

Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*