Гость на линии

Олег Карнаухов

Олег Карнаухов

03.06.2023
2574
В Тамбове сегодня большое количество домов-памятников, построенных в разные годы в различных архитектурных стилях. Объекты культурного наследия представляют интерес не только для историков и краеведов, но и туристов, приезжающих в наш регион.

Красоту и величие тамбовской архитектуры отмечает краевед и экскурсовод Олег Карнаухов. В интервью ИА «Онлайн Тамбов.ру» он рассказал, чем примечателен Тамбов, что здесь любят смотреть туристы, что можно было бы еще предложить гостям, а также затронул проблемные вопросы, решение которых необходимо для развития туристической отрасли.

- Как получилось, что Вы заинтересовались историей нашего края? Как давно Вы занимаетесь краеведением?

- По образованию я лингвист, кандидат филологических наук, доцент, закончил наш ТГУ имени Г.Р. Державина, потом поступил в аспирантуру. Во время учебы в университете я получил немецкую стипендию и уехал учиться в Германию. Для того чтобы лучше изучить язык, я посещал, в том числе, занятия по всемирной истории и потом меня заинтересовали лекции и семинары по истории культуры и искусства. 

Я учился в Кёльнском университете, лекции проводились в Музее прикладного искусства. Зайдя в этот музей и обнаружив для себя экспозицию, посвященную модерну, я влюбился в эту эстетику. Так началось мое знакомство с мировой архитектурой и искусством. Я посещал многочисленные выставки, узнал много нового для себя. А когда приехал в Тамбов, начал находить здесь необыкновенные дома в стиле модерн. Потом стал обследовать улицу за улицей и отмечать для себя удивительные архитектурные сооружения. Только с годами их число становилось все меньше и меньше – что-то перестраивали, позже дома начали сносить. Тогда у меня появился градозащитный интерес. 

Я занялся блогерством и посвятил себя сохранению тамбовской архитектуры. Подавал заявления на выявление объектов культурного наследия, а потом стал возить экскурсии по Тамбову. Идея бесплатных экскурсий заключалась в том, чтобы тамбовчанам показать то, что мы можем потерять, если вот так бездумно будем все сносить. 

Затем я начал писать статьи о наших памятниках именно эпохи модерна. У меня тогда была целая серия публикаций в газете «Город на Цне», потом у меня появилась идея проведения в Тамбове фестиваля Модерн. Он полюбился жителям области, участников феста с каждым годом становится больше. В целом краеведением я занимаюсь уже 10 лет.     

- Чем особенным славится наш регион?

- У нас замечательная архитектура. Ее развитие совпало с колоссальными дореволюционными доходами, и многие наши купцы и промышленники, такие как Асеев, вкладывали свои средства в различные стили, которые сюда проникают, сначала из Москвы и Санкт-Петербурга, а потом уже из других стран. 

У нас представлены не только модерн, но и неоготика, неорусский стиль, необарокко, неоклассицизм. Эти стили пришли к нам из Европы. Россия была открыта этим веяниям, и Тамбов был прекрасным примером, когда средства использовались для строительства чудесных домов. Это и привлекает сюда туристов. У нас необыкновенно красивый город, зеленый, здесь чисто, приятные жители, а власть прислушивается к тамбовчанам. Это отрадно.

- В какие места Вы больше всего любите возить туристов?

- Конечно, это места, связанные с основанием нашего города. Это Соборная площадь, Кафедральный собор, храмы Казанского мужского монастыря, это наша пешеходная улица - Коммунальная, где стоит памятник Тамбовской казначейше и много памятников в стиле модерн. 

Не забываем и область, поэтому, когда туристы приезжают к нам на продолжительное время или необходимо организовать трех-четырехдневные туры, то мы посещаем Моршанск, Мичуринск, Музей-заповедник С.В. Рахманинова «Ивановка», конечно, это и Асеевский дворец. Но хочу отметить, что тяжело стало возить экскурсии по улицам, где наши памятники уже в плохом состоянии. 

Многие туристы просят показать шедевры. Тогда мы везем их по поперечным улицам. Но и здесь уже свои минусы, программа по переселению из аварийного жилья предусматривает сносы зданий, что добивает нашу архитектуру. Еще проблема в том, что многие интересные тамбовские объекты не ставят на охрану.

- С гостями из каких регионов приходится работать?

- Это самые разные регионы России. В город приезжает огромное количество туристов и на поездах, и на автобусах.

- Как часто Вы сами выступаете в роли туристического гостя?

- Я занимаюсь бизнесом уже 8 лет. Сначала была идея бесплатных экскурсий, а потом ко мне стали обращаться турагентства и спрашивать, не могу ли я провести экскурсии по Тамбову. Я понял, что мое увлечение можно монетизировать. И тогда родилась идея создания туристского клуба, когда мы можем возить людей в другие города. Таким образом, мы работаем уже восьмой сезон.

Сначала я был ИП, сейчас я самозанятый. Каждый месяц у нас бывает 1-2 поездки. Я вожу детские экскурсии, корпоративные, делаю квесты. Я уже очень много посмотрел, поездил. 

От природы я человек наблюдательный, мне интересны детали: как, например, в городе устроены бордюры, газоны, какие сажают цветы, деревья, какие велодорожки существуют, что делать для того, чтобы молодежь осталась в городе. Что-то я для себя подчеркиваю. Считаю, что для развития еще нужно много читать, в том числе на иностранных языках. Мне всегда интересна тема, связанная с развитием городов, также имею большой опыт по работе музеев.

- Есть ли в нашей истории какие-то события или личности, о которых нам, в силу тех или иных причин, мало что известно, но которые достойны упоминания?

- Да, конечно, у нас есть такие личности, про которые мы мало знаем. Есть архивы, но не всегда есть возможность и время туда прийти, почитать о наших людях. Мне всегда очень интересно узнать про наших архитекторов. Мне кажется, что у нас абсолютно недоизучен такой пласт, как наши тамбовские храмы. Я имею в виду два основных наших храма - Спасо-Преображенский кафедральный собор и Казанский собор, там нет научной атрибуции. То есть, мы не знаем, кто осуществил эти росписи. 

Общие заявление, что это делали итальянцы. Но кто эти люди? Какая артель расписывала пристройку к собору? Кто написал житийные картины, связанные с Питиримом? Пласт казалось бы, совсем недавний, но нет никаких документальных источников, которые нам рассказывали бы об артели и художниках. 

Я, например, как искусствовед вижу, что в соборе есть интерпретации Поленова, Нестерова, Репина, Семирадского, есть у нас и вариации на тему немецкого художника Гофман. Но у нас нет научно подтвержденных исследований от хороших реставраторов, искусствоведов. Когда сюда приезжала директор Петергофа Елена Кальницкая, она сказала, что это колоссальный потенциал, что у нас эти два храма расписаны выдающимися художниками. У нас есть интерпретации Рафаэля и других мастеров Возрождения. 

Вот, например, Марфа Тамбовская, она у нас не популяризирована. Когда она преставилась, на ней были вериги, с которыми ее похоронили. А потом, когда было обретение мощей, были найдены эти вериги. Мало кто в жизни видел, как они выглядят. Сейчас они выставлены в женском монастыре и все время накрыты покровцами, открывают их только во время службы. Когда приезжают туристы, и хотят их увидеть, их не показывают. А во время службы, согласитесь, вести рассказ про историю храма невозможно. Получается, что тамбовская святая вызывает интерес у туристов, но про нее никто ничего не знает.

- Вы нередко критикуете сегодняшнее состояние исторических объектов, говорите о безразличии местной власти к вопросам их восстановления и сохранения. Как Вы видите разрешение проблемы?  

- Во-первых, должна быть выработана концепция. Разговоры о концепции идут 8 лет, за это время не раз поменялась власть. И до сих пор никакой идеи о развитии градостроительства у нас нет. Совсем недавно я принимал участие в работе комиссии конкурса на благоустройство участка на углу Лермонтовкой и Советской. Я тогда поднял вопрос по расселенным домам-памятникам, которых в городе большое количество. Я заходил в эти дома, хочу отметить, что среди них есть здания, которые могут простоять ни один век. При грамотном подходе их можно было бы задействовать и использовать под гостиницы, кафе, бизнес. 

Я задал вопрос о перспективе этих домов, почему бы их не выставлять на продажу. У нас пока выставляют то, что совсем довели до краха, такой, например, дом Теннис на Комсомольской или, например, дом на Советской рядом с закрывшимся рестораном «Филин». Хорошие дома на продажу не выставляются. 

У нас есть на Ленинградской дом Ефанова, он построен в неоготике, в стилистике Шехтеля. Это огромное здание, с двумя дворами-колодцами. На мой взгляд, это могло быть элитное жилье, могла быть гостиница или детский, молодежный центр, все что угодно. Напротив завода Комсомолец стоит здание (1001 кв.м) с заколоченным окнами. Кого оно ждет? Город не знает, что с ним делать. По каким причинам он не выставляется на продажу? 

Возможно, что какая-то семья оттуда еще не выехала. А не выезжают, как я понимаю, потому, что город им не предоставил жилье. Они не хотят идти в подменный фонд и остаются там жить. А потом происходят вот такие события, как на прошлой неделе. Произошел пожар в двух домах, один из которых – объект культурного наследия - дом Нарышкиных. Там интересные интерьеры. Теперь все это сгорело и залито водой от тушения пожара, и запах гари будет оставаться еще долгое время, здание выведено из строя. И это уже не первый случай, когда горят дома-памятники в Тамбове. 

Квартиры муниципальные. Когда весь расселенный дом переходит на баланс города, это же расходы, то есть получается, что администрации города нужно его законсервировать, возможно, платить налоги. Если происходит пожар в таком доме, тогда город обязан его воссоздать, восстановить. Здесь необходимо принимать решения на уровне гордумы, чтобы при расселении эти дома срочно выставлялись на продажу. Есть такой аргумент, что их нужно переводить из жилых в нежилые, а эта процедура стоит средств. Но если дом купят и, к примеру, владелец сделает в нем гостиницу или кафе, создаст дополнительные рабочие места, люди будут получать зарплату, а город налоги. Это же прибыль. А при развитии сферы услуг развивается и туризм. Но когда здание стоит и пропадает, то кроме расходов там нет ничего. А еще это располагает к асоциальному поведению граждан. 

И еще такой важный момент. Что мы показываем нашим детям? Они видят всю эту разруху и для себя решают, что им или все равно, или они уедут туда, где красиво. Молодежь хочет жить там, где красивые памятники, где приятная атмосфера, чтобы вырваться оттуда, где неприятно. Мы, таким образом, теряем продуктивное поколение, которое приносило бы пользу нашему городу и области. Социальных аспектов здесь много. Туризм, как мы его не критикуем, развивается и нужно способствовать его продвижению. А что мы будем показывать гостям, например, через пять лет, если все это погорит или разрушится? В Тамбове только на Советской мы насчитали уже шесть памятников истории, которые уже неприлично показывать туристам. 


- Какие новые достопримечательности, достойные показа, Вы бы создали для туристов в Тамбове и области?

- Я сейчас наблюдаю развитие многих городов в плане туризма. Меня очень удивляет развитие Рязанской области. За последние три года там в одном только Касимове создано 15 частных музеев. Рядом Москва, москвичи едут и с удовольствием посещают эти музеи. 

У меня была идея создать музей Тамбовского волка. Я не раз обращался к городским властям с этим вопросом, просил выделить какой-нибудь памятник под него, но поддержки не было. Считаю, что потребность в музее есть, потому что практически каждый турист, который сюда приезжает, просит: «Расскажите про выражение «тамбовский волк». История есть, версий много. 

Очень востребованы музеи, где посетителей угощают разными блюдами. На этом делают очень хорошие деньги. Например, в Казани есть музей чак-чака. У посетителей на глазах показывают, как делается это блюдо, его можно поесть на месте, а также купить и угостить дома своих родственников. И потом туристы приезжают туда снова. 

Если вернуться к проблемам в сфере туризма в Тамбове, хочу отметить, что у нас нет ни одной стоянки для автобусов. Я связался с региональным министерством туризма, мне пришел ответ, что нет ни одного места, где можно было бы обустроить стоянку. Но где-то ведь можно сделать хотя бы заездной карман. К примеру, в районе памятника Петрову есть остановка, которая никак не используется. Я считаю, там вполне можно расширить карман для двух автобусов. 

Рядом с Кафедральным собором тоже негде остановиться. Автобусы стоят на тротуаре на пешеходном переходе, что представляет опасность и для туристов и для местных жителей. Негде развернуться автобусам и у музейного комплекса «Усадьба Асеевых». Такая же ситуация, на улице Архиепископа Луки. Остановиться негде. Еще большая проблема у нас на привокзальной площади, где отсутствует место для туристических автобусов. Стоят 2-3 автобуса, для остальных места уже нет. 

Для решения проблемы организации стоянок под автобусы можно собрать экспертов, куда войдут представители власти, экскурсоводы, представители ГИБДД, зеленхоза, и обсудить с ними этот вопрос, выслушать мнения и предложения. Решать эту проблему нужно сообща.

Общество
Происшествия
Культура
ЖКХ
Экономика
Спорт
Свяжитесь с нами