Павел Астаулов
06.12.2016

Павел Астаулов

4512

Почему необходимо хранить память о прошлом, что такое современное искусство и как найти себя в творчестве – об этом в беседе с членом Союза художников России Павлом Астауловым.


-  Павел, в своем творчестве Вы обращаетесь к русскому прошлому, к национальным основам нашей культуры. Для сюжетов произведений часто используете реальные памятники архитектуры и предметы старины. Особенно стоит отметить такие работы, как «Старый Тамбов», «Средь Рязанских полей», «Зима в селе Погост», «Зимний пейзаж». Что-то очень напоминает работы великого живописца Саврасова. Мягкая, тонко разработанная в нюансах колористическая гамма как нельзя лучше передает состояние природы и времени суток. В тщательно продуманной композиции полотен все направлено на то, чтобы сделать наиболее ощутимыми дальние планы и слить их со всем изображением в цельный образ. Скажите, Вы восторгаетесь дореволюционной Россией, старинными предметами быта, храмами? На ваш взгляд, в этом и есть основа культуры?

- Культура – это живая система ценностей, «вторая природа» человека. И, если сама природа хранит и передает генную память, позволяя нам выжить, накопив достаточно опыта, то культура собственно и делает человека человеком, позволяя ему жить как нравственная, духовная личность, как творец. Разрушь эту «вторую природу» – и получишь деградацию и хаос. Именно поэтому так важно сохранять культурные традиции, наши памятники. Нельзя забывать прошлое, это неразумно, ведь всё на земле становится прошлым, и если ничего не беречь, тогда вся жизнь человеческая в сумме окажется чистым нулём.



- К сожалению, мы пока не научились бережному отношению к памяти. Например, всё чаще слышим о том, что снесли старинные дома в исторической части Тамбова, или о памятнике архитектуры, на восстановление которого десятки лет «не могут найти средства»…

- Прошлое, его красота и эстетика – это нить, которая тянется с давних времен до наших дней. И я как художник, конечно, тоже замечаю, что каждый год она становится всё тоньше. И самое печальное то, что одним только восстановлением старых зданий сохранить эту нить не получится. Эта нить должна быть прежде всего в сердцах. Но, к сожалению, многим из горожан до всего этого просто нет дела. Двадцатый век приучил нас сносить «старый мир до основания, а затем…» и мы никак не хотим понять, что мы теряем. Ведь без прошлого мы становимся одинокими, безродными существами. 




- Как художник Вы отдаете предпочтение живописцам семнадцатого и восемнадцатого веков, стараетесь перенять опыт голландских мастеров, но ведь Вас особенно трогает русская архитектура и культура. Насколько Тамбовщина обеднела в этом плане, находите ли Вы достойные образы для картин?

- Запоминающихся памятников архитектуры в Тамбовской области, к сожалению, осталось не так уж и много. Очень многое утеряно безвозвратно. Известно, что из 35 000 усадеб Российской империи около 1200 было в нашей губернии, от них сохранилось чуть более трех десятков – и то речь идет о руинах. Некоторые памятники архитектуры сильно впечатляют. Например, здание архитектора Фреймана на пересечении улиц Красной и Интернациональной. Здание такой архитектуры – именно в русском стиле, в нашем городе всего одно. Дом был построен на века, на совесть, однако время неумолимо, и сейчас он срочно нуждается в ремонте. Писали и говорили об этом достаточно много, активно выступают общественники, но создается впечатление, что их не слышат.




- Почему Вы выбрали путь свободного художника и самообразования?

- Я живу по принципу «Моя работа – мой график». Я могу сегодня быть в мастерской, или поехать в Мурманск, или полгода вообще нигде не появляться. Что касается самообразования, у меня за плечами служба в училище химической защиты и детская художественная школа. Я уволился из армии, поняв, что это не мое, и занялся любимым делом. Надо делать то, что хочется. Некоторые хотят пробиться, разбогатеть, пробуя разные способы и зачастую делая то, что им противно. А я считаю, что нужно любить свое дело. Если ты работаешь только ради того, чтобы заработать, рано или поздно разочаруешься и выгоришь морально. Но если относишься с душой, то даже неудачи на пути переживаешь легче. Не каждому удается найти работу мечты, свой путь и идти по нему – ведь это великое счастье. Мне в этом повезло.

Да, я мог бы пойти по классической системе обучения художеству, но тогда бы я писал совсем другие картины. Я для себя определил, что должно быть так, как я полагаю правильным, и нужно работать и развиваться именно в таком ключе. Пусть кто-то скажет, что у меня дурной вкус, но это мой вкус, но я профессионально развиваю его уже 16 лет. 





- Если у Вас дурной вкус, то как понять, что Ваши картины находятся в частных коллекциях России, Англии, Финляндии, Австрии, Испании, Латвии? Значит, их ценят, покупают. Как Вы считаете, а может ли быть великое искусство, которое никто не может оценить по достоинству?

- Я убежден, художник – это тот, чьи картины высоко оценивают и покупают. Непризнанные гении, конечно, были во все времена, но это единицы, исключения исправил, а у нас же слишком многие склонны себя таковыми считать. Я думаю, если художник может прокормить себя мастерством – то это и есть профессионал. Современные продолжатели Пикассо и Матисса думают, что они эксклюзивны, а на мой взгляд, они просто не здоровы психически. Кстати, ежегодно проходит столичный салон «Арт-Москва», где как раз и представлено так называемое «современное искусство», наши новые шагалы и малевичи. Так что же: ни одной продажи нет уже второй год! Лично мне это говорит о многом.



- Павел, и еще один, не совсем обычный вопрос: насколько вы как художник зависимы от импорта?

- К сожалению, зависим сильно. Самое дорогое сегодня – это краски, я использую только немецкие и голландские. Они очень дороги, а в новых экономических условиях цены продолжают расти. От отечественных красок я отказался давно – их качество сильно разочаровывает, и были случаи, когда из-за них мой многодневный труд просто шел насмарку. Я не знаю, почему так происходит: в Ленинграде раньше выпускали отличную продукцию, но с распадом СССР качество существенно упало. Нередко приходится слышать презрительные слова про «совок», но ведь раньше умели многое делать хорошо, так что стоит присмотреться к опыту старших поколений. Думаю, у многих художников России такая проблема – есть и время, и талант, но нет необходимых материалов. Сейчас много говорят об импортозамещени, так вот: для нас, художников, это тоже актуально.



Беседовал Лев Рощин
Присылайте свои сообщения на номер 8-900-5-123-000 в whatsapp и viber
Читайте наши новости в Telegram

Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*