Сергей Левандовский
02.02.2019

Сергей Левандовский

1714

2019 год объявлен в России Годом театра. О состоянии тамбовского театрального искусства, профессии актёра, эталонах русского театра рассказал секретарь Союза театральных деятелей России, председатель его Тамбовского отделения Сергей Левандовский.


- Сергей Алексеевич, вы являетесь Секретарем Союза театральных деятелей России, а также председателем его Тамбовского отделения. И одновременно действующим актером. Чего в Вас больше – чиновника или лицедея?

- По-моему, всё логично. Странно было бы, если бы я возглавлял какую-нибудь металлопрокатную организацию. А, если серьезно, к чиновникам я не имею отношения, поскольку наша организация общественная. Мы можем инициировать принятие каких-то решений, но сами их не принимаем ни в государственном, ни в региональном масштабе. Мы – не чиновники. Актер – это главная моя профессия. Но иногда эти две мои ипостаси вступают в спор, они ругаются даже, иногда по нескольку дней не разговаривают друг с другом… А если еще к ним присоединится журналист – совсем беда. Но однозначно только одно – репетиция и спектакль отменяют всё остальное однозначно. Конечно, не может не радовать, что в России 2019 год объявлен Годом театра. Этот говорит о том, что государство относится к этому искусству очень серьезно. Недаром наш Президент не меньше двух раз в год встречается с нашим Председателем Союза Калягиным Сан Санычем. И то, что этот год открывал сам Владимир Владимирович в старейшем Российском драматическом театре, говорит о важности события. А до этого торжественного события Владимир Путин встретился с деятелями театра и в этой очень откровенной беседе были подняты важные вопросы, проблемы современного театра. И скажу, что Президент был готов к этой встрече, он был готов отвечать на многие вопросы, многое уяснял для себя подробно, это тоже мне запомнилось. И к каждой проблеме Президент подошел с большим вниманием, во многом пообещал разобраться, в том числе и на законодательном уровне. Уверен, что и местные власти в регионах последуют примеру нашего Президента. И такие отрадные примеры уже начинают поступать.

- Сколько лет Вы на сцене?

- В прошлом году 40 лет, как я пришел в профессиональный театр. Это был Театр кукол. В этом, 2019-м, – 40 лет, как я служу в драматическом театре.

- По истечении 40 лет есть ли волнение перед выходом на сцену?

- Да еще какое! Конечно, премьерные спектакли – это особенное волнение. Не знаешь, как воспримет зритель, всё в первый раз. Но даже «Хануму» - мы играем её 14 сезон, казалось бы, там ясно всё, но каждый спектакль - это другой зал, другой зритель. Я знаю, что некоторые зрители много раз приходят на этот спектакль. И всё равно волнение. Есть спектакли такой структуры, что сегодняшний зритель воспринимает так, а завтра совсем другая реакция, уже не говоря о других городах. Там спектакль может восприниматься совсем по-другому. Любой спектакль не похож на предыдущий. И делаешь шаг на сцену – все прекращается, и ты живешь своим героем. Это удивительное чувство. Но в основе любого искусства должна лежать хорошая школа.

- А какая школа у тамбовских актеров?

- У многих тамбовских актеров это бывший Институт культуры. А кого готовил институт культуры – руководителей самодеятельных коллективов. А настоящая театральная школа, это, как ни грустно говорить, остается только в старейших театральных ВУЗах, училищах страны, которые держат свою планку. И разница в выпускниках сразу видна. Но это не значит, что со временем выпускники «кулька» не станут хорошими артистами. Нет, и таких примеров тоже много. Но это только случается с теми, кто хочет стать по-настоящему профессиональными артистами. А это постоянная учеба! И это возможно только тогда, когда имея задатки, талант артист, тем более молодой, начинающий, работает с хорошими режиссерами. Когда в соавторстве с режиссером артисты рождают оригинальное произведение искусства. Наш же театр вот уже много лет является, как я это называю, «кинотеатром повторного фильма». Когда приезжают режиссеры, вернее их приглашают, и они ставят спектакль до этого поставленный в других театрах раз по пять, а то и десять. И тут уж не до творчества. Тут только и слышишь от режиссеров – «Пойди туда и скажи вот так». Ну, и где здесь поиск, где творчество, где, простите за громкие слова, вдохновение?! Знаете, мой учитель в профессии, замечательная старейшая актриса Мичуринского театра, моего первого драматического театра, Валентина Тихоновна Ключанская, с которой я имел счастье дружить многие годы, говорила мне всегда: «Сережа, чтобы не случилось в твоей жизни, найди любую причину, хоть заболей – но никогда не работай с плохими режиссерами! Это не даст ни тебе, ни спектаклю, ни искусству ничего хорошего. А потерять можешь многое». Пытаюсь следовать её заветам. Сейчас уже просто есть опыт определения на глаз хороших режиссеров. К сожалению, в Тамбов сейчас не приезжают они. И открою вам секрет – и не поедут! Скажу очень мягко, не слишком хорошая слава идет сейчас о Тамбовском драматическом… В отличии, кстати, от Мичуринского. А есть же в стране удивительно одаренные режиссеры, молодые, талантливые, амбициозные. Но, дорожащие своей репутацией…

- Профессия актера сегодня востребована?

- В провинции актеров с хорошей школой катастрофически не хватает. Москва, Петербург – города прославленных театральных школ: «Щука», «Щепка», МХТ, ЛГИТМИК, и юный по сравнению с ними ГИТИС – они выпускают большое количество хороших актеров, но которые не хотят ехать в провинцию, остаются в Москве и занимаются чёрт те чем. Я знаю массу провинциальных актеров, которые за «звездой» поехали в Москву – то же самое, занимаются чёрт те чем. Может, и зарабатывают хорошие деньги, но к искусству это не имеет никакого отношения. Но наш Союз театральных деятелей очень хорошую штуку придумал. Мы сейчас доплачиваем тем актерам и режиссерам, которые закончили столичные ВУЗы и уехали работать в провинцию. 35 тысяч ежемесячная доплата, неплохие деньги им. Вот так мы поддержали выпускницу Щукинского училища, художницу театра кукол, которая закончила московский художественный ВУЗ, режиссера из Мичуринского театра. Сейчас готовим документы на актрису тоже Мичуринского театра, окончившую ГИТИС.

- А артист должен быть голодным?

- Никто не должен быть голодным. Артист должен быть голодным в творческом плане, у нас такая профессия, когда всего мало. Мало ролей, творчества, успехов, аплодисментов, зарплаты тоже немного.

- Кто для Вас лично является эталоном российского актера?

- Я уже вспоминал Валентину Тихоновну… Я бы сказал – она была великой актрисой. Но судьба, война… И она всю жизнь отдала Мичуринскому театру. Я счастлив, что моим первым режиссером был Глеб Константинович Томилин… Его жена, Татьяна Федоровна Николаева… Это люди у которых я учился служить театру, понимать, что такое театр, что такое настоящий театр, его традиции, его дух… Я благодарен судьбе, что театральное сообщество страны избрало меня, уже во второй раз, Секретарем СТД. Это дало мне возможность познакомиться со многими великими, это без ложного пафоса, театральными деятелями России. А со многими даже сложились и дружеские отношения… Ведь не просто же так к нам на открытие «Аллеи звезд театральной Тамбовщины» приезжали Игорь Костолевский, Александр Семчев. Вот в прошлом году Надя Маркина приезжала. Ну, с ней-то, Лауреатом Национальной театральной премии «Золотая Маска» и кинематографической «Ники» мы дружим вообще уже не один десяток лет. А так, чтобы эталон… Не знаю… Это была бы очень сборная солянка… И кстати, о величии. Вспомнил один эпизод. Много лет назад я был на гастролях в Сыктывкаре, молодой корреспондент брала у меня интервью и спросила: «Кого Вы считаете самым известным и талантливым актером современности?» Я ей сказал – «Видите ли, нас несколько». К моему удивлению, она не поняла шутки. Так и напечатали! Но

- Накануне в СМИ стали активно обсуждать предложение о критериях востребованности артиста. Сторонники принятия этого решения говорят о том, что если артист постоянно не выходит на сцену, с ним нужно разрывать контракт и убирать из театра. Ваше мнение?

- Этой истории лет пять. И впервые её высказал тогдашний замминистра культуры у нас на Секретариате… Кто вам сказал, что сегодняшний актер, что называется «невостребованный», завтра не станет ведущим актером театра? Мы таких примеров знаем массу! Людмила Николаевна Кожаева, человек, которому уже за семьдесят лет, и Наталья Ивановна Ковылина-Антипова с двумя молодыми актерами вдруг играют потрясающий спектакль «Мой друг Вениамин». Они многие годы сидели без работы, без спектаклей. И таких примеров по театрам очень много. Надо избавляться от балласта в театре, от тех, кто случайно попал в театр, и такое есть. А актеры, который действительно актеры, говорить им «до свидания» - это преступление, на мой взгляд.

- Сергей Алексеевич, какую роль Вы мечтаете сыграть?

- Весь ужас нашей профессии, что вдруг ты осознаешь, что те роли, которые ты мечтал сыграть, уже никогда не сыграешь. В силу возраста. Судьба подарила мне удивительную возможность сыграть две роли, о которых и мечтать не смел. С юности мечтал сыграть Репетилова в «Горе от ума». Вдруг, при распределении вижу, что я играю Репетилова. Жалко, что спектакль шел не так долго. Безумно люблю Оскара Уайльда, особенно «Как важно быть серьезным». Судьба мне подарила сыграть центральную роль в этом спектакле. Сейчас мечтать… Я знаю, что театр не готов к таким спектаклям. В том состоянии, в котором сейчас Тамбовский драматический театр, просто не готов. Увы, довольствуемся тем, что имеем, к сожалению.

-Это Ваше личное мнение о состоянии театра?

- Если бы! Десять лет как наше отделение СТД проводит ежегодный театральный фестиваль «Итоги сезона». Это когда жюри смотрит и оценивает лучшие, на взгляд театра, спектакли, поставленные за сезон. Участвуют все театры. Жюри первых нескольких фестивалей составляли тамбовские журналисты, преподаватели и другие, причастные к театру люди. Но потом в состав жюри я стал приглашать московских критиков. И приглашаю я солидных критиков, не ангажированных, людей, которые занимаются искусством, театром как наукой, а не ездят по фестивалям ради зарабатывания денег и поэтому готовые хвалить или ругать, то, что им скажут. Назову только несколько имен. Марина Михайловна Корчак – ответственный секретарь Гильдии режиссеров России, профессор ВГИКа Алексей Райков, профессор кафедры истории зарубежного театра, доктор искусствоведений Дмитрий Трубочкин (кстати, Дмитрий член президиума Совета по культуре при Президенте РФ), заведующая литературной частью Театра Сатиры Нина Карпова, Елена Ивановна Стрельцова – кандидат искусствоведения, главный редактор журнала «Театральная жизнь» Олег Иванович Пивоваров и другие… Это авторитеты в театральной России. И что? Да ничего… На обсуждении они разбирают спектакли, ругают (тут я говорю только о Тамбовском драматическом), называют причины неуспеха… Уезжают… И всё остается по-прежнему! И позвать стоящего критика уже тоже нельзя… «Зачем? – они мне говорят, – что нам смотреть там? Мы, люди, занимающиеся серьезным искусством, будем смотреть тамбовский театр? Если бы хоть от наших разговоров что-то менялось!» Вы не заметили, что какие «хорошие» спектакли ставит тамбовский театр мы слышим только из одних уст. И то только перед премьерой. А потом молчок. Не кажется ли странным, что уже давно нет рецензий на спектакли тамбовского театра… Не странно, отвечу. Писать хорошо рука не поднимается у журналистов, уважающих свою профессию, а правду писать – как-то тоже неудобно… Помните такое выражение «Зритель голосует ногами»? Именно ногами, уходя со многих спектаклей после первого действия…

.

- А в чем Вы видите причину такого состояния тамбовского театра?

- Один мудрый человек мне как-то сказал на это: «Если человек всю жизнь учился строить бараки, потом всю жизнь стоил их, то, если ему дадут построить дворец – он построит большой барак!». Думаю, я ответил Вам. Однажды на худсовете после премьеры очередного «шедевра» я привел такой пример. Это научный факт – если лягушку бросить в кипяток, она тут же выпрыгнет. А, если медленно нагревать воду – лягушка сварится. Вот так и мы перестаем замечать, как постепенно деградирует наш театр. Мог бы вообще стоять вопрос о такой постановке во времена, когда театром руководил Иванов, Шалов, Регурецкий?

- Сергей Алексеевич, но наверняка есть и что-то светлое в театральной жизни Тамбова?

- Конечно! Без всякого сомнения говорю – Конечно! Мне очень нравится то направление, в котором идет Молодежный театр. Совершенно замечательная команда собралась в «молодежке». И театр воспрял! Всегда начинать трудно, болезненно, бывают неудачи. Театр через это благородно прошел и вдруг зазвучал! И доставалось им поначалу немало от критиков на «Итогах сезона», еще как доставалось! Но тут руководят думающие люди, талантливые люди, которые думают о театре, учитывая честную критику и учась! Посмотрите, как вырос уровень их фестиваля «Виват, Театр!» И сравните, во что превратился за последние несколько лет «Рыбаковский». И тут «зритель голосует ногами» Вот простой пример – Вахтанговский театр приезжает и играет на сцене Молодежного театра один из тех своих спектаклей, на который в Москве невозможно попасть. Я про «Наш класс». Ведь Кирилла Крока кто-то убедил, кто-то рассказал о Молодежном театре так, что невозможно отказать. И после спектакля ребята не пожалели о том, что сыграли в Тамбове. Вот принято говорить, что Тамбов любит только развлекательные спектакли, посмеяться – а зрители после этого тяжелого, даже трагического спектакля выходили и говорили – ну почему только один спектакль, мы знакомым бы рассказали, они бы обязательно должны тоже это увидеть, надо 10 спектаклей в Тамбове сыграть. Вот вам и реакция хороший спектакль! Тамбов любит хорошие спектакли, я вас уверяю. И очень скучает по ним!

Читайте наши новости в Telegram

Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*