Гость на линии

Владимир Карев

Владимир Карев

08.05.2021
4269

Ко дню 76-летия Великой Победы региональное отделение Российского военно-исторического общества подготовилось основательно. В частности, полным ходом идёт увековечивание памяти тамбовчан, которые погибли в годы Великой Отечественной войны. В прошлом году планировалось возвести 13 мемориальных комплексов на территории Тамбовской области, однако этому существенно помешала пандемия коронавируса. О том, что удалось сделать к 76-летию празднования Великой Победы в регионе, а также о планах на будущее корреспонденту ИА «Онлайн Тамбов.ру» рассказал председатель регионального отделения Российского военно-исторического общества Владимир Карев.   

Расскажите, пожалуйста, о вашем личном отношении к празднику?

- Для меня, конечно, это памятная дата, потому что мой отец воевал. Его призвали в Красную Армию, здесь формировалась дивизия. Новобранцев собирали в ДК «Знамя труда» и беседовали с ними, прежде чем отправить на фронт. Он попал в самое пекло в битве под Москвой, Волоколамское направление. В одном из наступательных боёв недалеко от Волоколамского шоссе 27 декабря разорвался снаряд, и мой отец был ранен. Наши бойцы отступали, поэтому в метель и мороз они могли просто не заметить раненых. Так его товарищи на плащ-палатке вытащили с поля боя и сумели переправить в санбат. Его хотели оперировать в полевых условиях, но он проявил настойчивость и не дал ампутировать ногу. Его отправили в Барнаул, представьте, какое расстояние, да и тогда антибиотиков ему, вероятно, возможности дать не было, поэтому начиналась гангрена. Там отца всё же прооперировали несколько раз, вытащили осколки и мелкие косточки. Ногу удалось сохранить. Ещё в Барнауле отец пытался найти сотоварищей, которые спасли его, но не смог получить ответа. Затем кто-то из другого подразделения ему написал письмо и сообщил, что в одной из атак в январе немецкая артиллерия уничтожила всё подразделение, буквально стёрло их с лица земли. Отец так и не сумел их отблагодарить, но всё время пытался разыскать их родственников, но в итоге так и не нашёл. Дядя мой пропал. По рассказам, он пошёл в Ртищево в снайперскую дивизию, воевал на Украине. Последнее письмо от него пришло с поля боя под Белой Церковью, где шли самые страшные противостояния. Помню, если кто-то приходит после демобилизации, например, моя бабушка берёт палочку в руки и бежит за 7 – 10 километров, чтобы хоть какую-то весточку получить. Потом она возвращается и, смотрю, двое суток слёзы на глазах. Я, когда был в Германии, само собой, пытался узнать судьбу дяди. Поиски шли довольно долго, я естественно переживал, ведь немцы фиксировали абсолютно всё: кто с кем сотрудничал, кто кого выдал и многое другое. Мне вынесли несколько дел, и вот, я смотрю, указано, 23-й год рождения, село Понзари, а оно рядом с Верхоценьем. Выяснилось, что было у него три побега и две попытки. Переводили его из лагеря в лагерь, наказывали, а крайний раз отправили дядю в какой-то северный город Германии. И как-то был я у тётушки, которая вышла замуж за выходца из села Понзари, и рассказал этот случай. Её муж услышал и сказал, что этот человек не мой дядя, а действительно житель Понзарей, после плена в село так и не вернулся, уехал работать куда-то в Токарёвский район. Я хотел его разыскать, но потом думаю, если он не вернулся в родное село, может, он и не хочет вспоминать былое. Ещё один дядя у меня был в плену, бежал трижды. В последний раз попал к партизанам, и там его умения пригодились. Он был таким специалистом, который мог подделывать немецкие документы. Кто-то его выдал, устроили облаву, а тут красные приближались, и дядя попал под перекрёстный огонь. Как говорится, дружеская пуля прошила щёку. Дядя оказался у своих, его подлечили и снова отправили на фронт на нашей территории. Он четырежды был награждён. Другой дядя вернулся подполковником с войны, преподавал на родине здесь историю и обществоведение. Брат матери пропал без вести в первые месяцы войны, муж моей тёти тоже пропал без вести. В моей семье столько было героев, поэтому, конечно, эта дата для меня особенная.

 

Вы возглавляете региональное отделение Российского военно-исторического общества. Какие основные вопросы решает региональное отделение?

- Направлений у нас много, но одно из направлений, которое курирую лично я, это монументальная деятельность. Сюда относятся сохранение памятников, новое строительство мемориалов. Я этим уже предметно занимаюсь 16-й год. После войны у нас как-то много памятников возникло, но без конкретных фамилий. Сейчас идёт масштабная работа по увековечиванию имён погибших земляков в Великой Отечественной войне. Знаете, хочется всё это сделать поскорее и закрепить как-то в памяти большего количества потомков. Но у нас есть закон «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества», в котором предусмотрено, что существует три вида мемориалов: федерального, регионального и местного значения. Боевых действий в регионе не было, поэтому у нас в основном все памятники местного значения. Федеральные деньги на это не выделяются, а в бюджетах региона и муниципалитетов таких средств нет. Можем построить только на средства населения или деньги добрых людей. Строительство мемориала, это, в первую очередь, определение списков погибших, и каждый раз это масштабная работа по поиску погибших солдат. Когда мы начали устанавливать большие мемориалы такие, как в Мичуринском, или Жердевском районах, стали уточнять списки и выяснилось, что фамилий гораздо больше, чем было изначально заявлено. Тут возник вопрос, может, в «Книгу Памяти», по которой мы раньше составляли списки, стоит вносить коррективы? И вот наш Сазонов Сергей Николаевич вместе с супругой провёл масштабную работу по поиску имён героев. Такой пример можно привести: если в «Книге Памяти» по Тамбову значилось 10 800 имён погибших и пропавших без вести, а он из этого списка исключил тех, кто дважды упоминался, тех, кто вернулся живым, но не к своим семьям, а в другие семьи и расстрелянных врагами народа. При этом Сергей Николаевич включил ещё несколько тысяч фамилий. Сейчас в книге 13 434 фамилии. Аналогичная ситуация по Мичуринску, Моршанску и Рассказову.

- Мы неоднократно писали про мемориал в Тамбове. Как решается этот вопрос? И есть видение, где и когда мемориал может быть установлен?

- Я много работал над этим вопросом. Сейчас все склоняются к нашему проекту по возведению мемориала рядом с Воздвиженским кладбищем. Были предложения установить его у памятника Зои и в иных значимых местах города, но мы отстаиваем наш вариант, радом с мемориалом умершим в госпиталях Тамбова. Память по этим доблестным воинам разделять нельзя, так как они воевали вместе. Поэтому если делать мемориал, то нужно делать его в сквере перед Воздвиженским кладбищем. Наш проект удачно туда вписывается, даже все деревья, которые там есть, останутся в сохранности. Я обращался к митрополиту по поводу того, где лучше расположить мемориал и он поддержал наше решение.

Что в целом сделано к 76-й годовщине Дня Победы?

- Знаете, в прошлом году к 75-летию Победы мы планировали открыть 13 мемориальных комплексов нашим землякам на территории области, но помешала пандемия. Почти всюду ведётся строительство, семь из них мы даже успели открыть. В прошлом году планировалось провести в Мичуринске церемонию открытия комплекса бойцам Красной Армии, умершим в госпиталях Мичуринска и Кочетовки. К строительству приступили в конце прошлого года. После сверки списков на гранитных плитах увековечены фамилии 2 425 человек. Российское военно-историческое общество установило на мемориале скульптуру «Солдата-победителя» с ребёнком на руках. Однако из-за пандемии сроки открытия переносились несколько раз. На 9 мая запланировано открытие мемориала. Также в преддверии Дня Победы открыт мемориальный комплекс в райцентре Первомайский, на котором увековечены 1 451 человека, не вернувшихся с полей сражения. В этом году у нас в планах открыть 10 мемориалов. Кроме уже упомянутых в Мичуринске и райцентре Первомайский, практически завершились работы в селах Кривополянье Бондарского района, Хмелевое Мичуринского района, Чуево-Подгорное Уваровского района, Коноплянка Инжавинского района и в Моршанске. 29 апреля на аллее Героев в сквере Победы посёлка Сатинка открыли бюсты выдающихся жителей Сампурского района, а всего за последние годы открыли более 20 памятников известным тамбовчанам.

Какие планы работы у регионального отделения после 9 мая?

- У нас продолжаются работы по увековечиванию памяти наших земляков. На данный момент из 199 тысяч тамбовчан, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, на обелисках, стелах и мемориалах высечены имена 166 тысяч человек. Мы считаем, что если будем работать в таком темпе, то в ближайшие годы должны выполнить эту святую миссию.


Беседовала Марина Неверова
Общество
Происшествия
Культура
ЖКХ
Экономика
Спорт
Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA