06.02.2017

Юрий Говша

4438

На вопросы корреспондента отвечает Юрий Говша – врач-кардиолог высшей категории, кандидат медицинских наук, заведующий отделением «Центр здоровья» Тамбовской областной клинической больницы имени В.Д. Бабенко.

- Юрий Анатольевич, в популярных медицинских изданиях пишут, что существуют тысячи болезней, но во всем мире причинами смерти и среди мужчин, и женин выступают преимущественно инфаркт и инсульт. Это так? 

- Действительно, в Международной классификации болезней (МКБ) насчитывается более 20000 нозологических единиц. И многие из них могут служить причиной смерти. Но при существующей системе медицинской помощи мы благополучно выздоравливаем от пневмоний, хирурги спасают нас от острого аппендицита, мы страдаем всю жизнь аллергией, мигренью и остеохондрозом, а умираем… от инфаркта миокарда и инсульта. Смерть от инфаркта миокарда и инсульта в нашей стране (как, впрочем, и в других развитых странах) носит характер эпидемии и вызывает обоснованную тревогу и даже панику. В языке Пушкина примерно 20 000 слов, через голову студента медицинского института за время учебы проходит около 50 000 терминов и понятий. И при наличии такого огромного количества заболеваний умирают от всего двух (инфаркта миокарда и инсульта) 50% мужчин и 60% женщин. 


- Получается, что этим вопросом нужно озаботиться не только врачам, но и власть имущим…  

- Снижение смертности и повышение рождаемости - основной критерий успешной деятельности губернаторов, градоначальников, глав муниципальных образований. Во всех развитых странах началась не гонка вооружений, а гонка за здоровый образ жизни. Чтобы победить эпидемию, надо, прежде всего, разобраться с биологией заболевания, с сущностью законов его развития и прогрессирования. Только после открытия чумной палочки или холерного вибриона, их свойств, способов передачи, природных резервуаров, человечество научилось эффективно с ними бороться. Инфаркты миокарда и инсульты с точки зрения ведущих патологов, если говорить строго, не являются заболеванием. Статус самостоятельных нозологических единиц они приобрели только из-за своей социальной значимости. На самом деле, острые нарушения мозгового кровообращения (инсульты) и коронарного кровообращения (инфаркты миокарда) в подавляющем большинстве случаев являются осложненным вариантом течения одного заболевания - атеросклероза. Приведу такой факт. При патологическом вскрытии людей, погибших от авиационных катастроф, уже в возрасте 20-30 лет плоские атеросклеротические бляшки находили в коронарных сосудах у 46 % мужчин и 25 % женщин, а в возрасте 30-39 лет их находят уже у 79 % мужчин и 54 % женщин. Эти бляшки не перекрывают просвет сосудов, и заболевание протекает бессимптомно. Только когда такая бляшка увеличится и начнет перекрывать просвет сосуда более чем на 75 %, человек будет чувствовать при интенсивной физической нагрузке боли в сердце, в икроножных мышцах или головокружение. В зависимости от того, в каких сосудах прогрессирует атеросклероз, человек идет к врачу: к кардиологу, невропатологу, сосудистому хирургу, если успеет.



- Почему «если успеет»?  

- Потому что в 50 % случаев первое проявление заболевания – тяжелый инфаркт, инсульт, внезапная смерть! Раньше считалось, что чем сильнее бляшка перекрывает просвет сосуда, тем больше вероятность, что она станет причиной острого тромбоза. Оказалось все не так просто: в 2/3 случаях острый тромбоз и прекращение кровотока в жизненно важном органе развивается на плоских бляшках. Лишь 10% больных с острыми сосудистыми катастрофами умирают в нашей стране в больнице (для сравнения в Европе 30-40%). Врачи, таким образом, пытаются героически спасти лишь верхушку огромного айсберга. Но самое сложность не в том, что атеросклероз начинается в молодом возрасте и протекает скрытно всю жизнь, а в том, что при одной и той же интенсивности процесса атеросклероза, сходной генетике один человек умрет в 24 года (есть пример смерти в самолете молодого известного футболиста), а другой доживет до 80 лет, имея сахарный диабет, высокий уровень холестерина и тяжелую гипертонию. 


- Можно ли снизить вероятность инфаркта, инсульта?

- Так хочется верить, что нас спасут высокие медицинские технологии. Реальность гораздо печальнее: для того, чтобы произошло внезапное прекращение кровотока, необходимо, чтобы совпало во времени несколько событий, например: разорванная бляшка, физический и психический стресс, с выбросом активированных, больших тромбоцитов. Если эти события разделить во времени, то все пройдет для человека незаметно, бляшка заживет и уже на гладкой поверхности выброс тромбоцитов не приведет к образованию большого тромба. Самое сложное, что мы не знаем, когда и у кого несколько патологических процессов совпадут по времени и приведут к смерти. Получается, что наука бессильна в лечение инфаркта и инсульта. Нет, только лечить надо не болезнь, не страдания и их вероятность! Но что такое вероятность? Как сложно порой объяснить не только пациенту, но и врачу, что лечиться надо не только когда болит, а когда не болит! Лозунг современного европейского врача: нам все равно на что пациент жалуется, нам важно проводить коррекцию факторов риска. 



- А как это сделать? Как выявить факторы риска?

- Объясню на примере себя Я прожил половину века. Я не курю, имею артериальное давление ниже 140/90, холестерин ниже 4 ммоль/л, хожу пешком ежедневно не менее 10 000 шагов (считаю с помощью шагомера, его можно установить на любой современный телефон, или купить отдельно, как часы), не имею сахарного диабета. При всех этих показателях, таких как я, в течение 10 лет умрет от инфаркта или инсульта 1 % (или примерно 30 человек на наш город в течение ближайших 10 лет). Только, потому что мужчина и старше 45 лет, и эти два фактора риска я не могу изменить. Но если бы я курил, имел холестерин 6 ммоль/л, артериальное давление в покое 140/90 мм.рт.ст. то мой риск умереть был бы уже 5 % ( или примерно 150 человек на наш город в течение ближайших 5-10 лет). И таких здоровых, не жалующихся пациентов высокого риска примерно 40 % от всего населения старше 30 лет. И все они должны снижать холестерин ниже 4,5 ммоль/л, артериальное давление ниже 140/90, и, как правило, «жить на таблетках» всю жизнь. И еще раз повторю – главное вовремя бросить курить!


– Но согласитесь, многие современные люди «на ты» с сигаретой, спиртным и предпочитают быстрое питание. Почему, понимая весь вред, большинство не могут поменять образ жизни? 

– Существует понятие положительного подкрепления, или мозговой награды. Знаю рабочего, который лучше любой машины делал отверстия в деталях, так вот он признавался, что не смог бы так хорошо работать, не выпив. Человеку необходимы удовольствия, но в природе их получить не так просто, как купить водку, сигареты или колбасу. Но не стоит думать, что мы полностью зависим от одних удовольствий. Исторически сложилось, что на подсознательном уровне они ассоциируются с активной деятельностью. Скажем, стародавняя охота на мамонтов: приложил усилия, поймал, следовательно, поешь вкусной, жирной пищи. В другой раз непроизвольно возникает желание ещё раз потрудиться ради такого результата. То есть удовольствие связывается с трудом: выпил спиртного – сделаю работу безупречно.

Можно рассуждать о воспитании правильных привычек, но сегодня мало кого удивишь фактом, что правильное питание для фигуры эффективнее диеты. И все прекрасно знают об эффекте жирной пищи и вредных привычек для сосудистой системы, но почему тогда никто массово не отказывается от этих «лакомств»? Тем временем в Финляндии всё больше людей бросают курить и пить, тяготеют к здоровому питанию, то же самое даже в США, на родите фаст-фуда – узнаю от знакомых специалистов за рубежом. Вопрос менталитета народа и авторитета врача. Там если аспирин выписывает доктор, его слушают внимательно и идут с назначением в аптеку. А у нас множество людей подумают, что и сами бы до этого догадались, тоже мне врач. А получив назначение дорогого лекарства, решат, что докторам лишь бы нас «нагреть». Проблема не только в недоверии к врачу. Есть много глобальных причин, о которых можно рассуждать бесконечно: влияние Интернета, ускорение жизни, ужесточение нас самих. В итоге наскоро занимаемся самолечением, «погуглив», или оттягиваем до операции.


– Неужели все пациенты равнодушны к здоровью, пока «не дошло до ножа»?

– Конечно, не все. До 30% населения области приходят добровольно. Остальные: студенты, медработники, организованные группы. Нередко многие «подневольные» потом приходят уже по собственному желанию. Можно обвинить людей в равнодушии к своему здоровью, халатности, ведь, по сути, они пренебрегают главным «лекарством» – профилактикой. Но и их можно понять: они так же скованны нехваткой времени, как и мы. Поэтому популяризируем… Отделением ездим по региону, выступаем с лекциями в медучреждениях и учебных заведениях, устраиваем «пригласительные» акции в парках и так далее. Иногда люди приходят, увидев нас там. Но процент невелик. А что касается ножа, даже после операции многие несерьёзно относятся к советам специалиста – сбивает с толку дороговизна лекарств. Иногда бывает так, что человеку сделали серьёзную операцию, прописали таблетки на определённое время, а он быстро бросил их, потому что дорого, и вскоре попал на повторную операцию. И тут дело не только в деньгах, но и в отсутствии у врача времени выслушать больного и поговорить с ним. Ведь далеко не каждый понимает, насколько важно предотвращать болезни и правильно их лечить, доказать это – обязанность врача. Но в большинстве случаев всё приходит к тому, что десятки, сотни тысяч рублей тратятся на операции, в том числе и повторные, потому что пациент не захотел пропить курс лекарства за 2-3 тысячи рублей. Приходится рассуждать вот так цинично – измерять всё рублями. 






Беседовал Лев Рощин 

То, что мы не публикуем на портале, всегда можно прочитать в нашем канале Telegram
Присылайте свои сообщения на номер 8-900-5-123-000 в whatsapp и viber

Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*