Гость на линии

Юрий Храмов

Юрий Храмов

30.10.2021
3632

Тамбовская область полна талантами и незаурядными личностями, особенно в области искусства. Творить музыку, например, дело нелёгкое, ещё сложнее становится, когда дело касается народных инструментов – в дирижировании ими очень много тонкостей. Корреспондент ИА «Онлайн Тамбов.ру» пообщался с художественным руководителем и главным дирижёром оркестра русских народных инструментов «Россияне», заслуженным деятелем искусств России Юрием Храмовым по поводу «постюбилейного» сезона для оркестра, существования коллектива в ковидное время и планы на "Год Рахманинова".

– Юрий Николаевич, сколько уже лет вы связаны с музыкой и оркестром? Почему выбрали такой путь?

– Наш оркестр был создан 1 апреля 1991 года. С этим жанром я связан, страшно сказать, 50 лет. В 1971 году я, как закончил высшее учебное заведение, с тех пор – по ту сторону дирижерского пульта: учебного оркестра, детского, самодеятельного, профессионального, то есть… полвека уже. Изначально я сам был народником. Мама меня за руку привела в школу, на баян. Тогда мне казалось, что всех девчонок отдавали на фортепиано, а мальчишек – на баян. Это как-то было без меня решено. А потом в институте я окунулся с головой в оркестровую специфику – меня, конечно, покорил хорошо поставленный народный оркестр. Поэтому я как-то постепенно «уходил» от баяна и сделал выбор в пользу оркестрового дирижирования. Благо, с педагогами мне повезло. С первых курсов института, пожалуй, я ощущал себя дирижером оркестра русских народных инструментов.  

– Ваш оркестр отметил юбилей - 30 лет? Хотелось бы узнать, как проходит постюбилейный сезон? Какие ощущения?

– Две первые программы мы решили посвятить русской народной песне, без которой наш жанр просто не состоялся бы, и оригинальной музыке для русского оркестра, то есть произведениям, написанным специально для данного состава. И того, и другого в репертуаре «Россиян» за 30 лет накопилось немало. Мы постарались представить слушателям своего рода ретроспективу лучших обработок народных песен и ставших классикой жанра оригинальных сочинений – от Василия Андреева, Николая Будашкина до композиторов – наших современников, в том числе охотно сотрудничающих с «Россиянами». Первый концерт, на мой взгляд, и качественно, и содержательно удался, чему очень поспособствовал солист Максим Павлов. Ко второму концерту, который состоится 28 ноября, сейчас активно готовимся. Будет исполнена и популярная, и почти неизвестная, и незаслуженно забытая музыка авторов, писавших для народных оркестров в течение более века. В том числе покажем произведения для солирующих народных инструментов в сопровождении оркестра – домры, балалайки, баяна. Уверен, многих заинтересует первое выступление с «Россиянами» певицы Анастасии Шишковой. Далее запланирован концерт со знаменитым баянистом из Санкт-Петербурга Виктором Дукальтетенко. Он – носитель лучших баянных исполнительских традиций прошлого, когда мы и в этом отношении были «впереди планеты всей». В марте состоится наш традиционный «День домры в Тамбове» (6+). Нашей гостьей станет известная домристка Наталья Шкребко. И, возможно, самой «содержательно концентрированной» станет апрельская программа – «Притяжение историей» (6+). В 2022 году исполняется 350 лет Петру I, 300 лет Российской империи и 100 лет СССР. Репертуарной основой станут две большие оркестровые сюиты для оркестра русских народных инструментов – Ростислава Бойко «Звоны. Из времён Петра I» и Олега Агафонова «Под солнцем Родины». Эти два оркестровых цикла когда-то нами были исполнены. Нам самим очень интересно, как сейчас, в новых исторических реалиях они у нас прозвучат, и как будут восприниматься современной публикой.

-  У нас впереди "Год Рахманинова". Расскажите, какие планы у оркестра?

– «Рахманиновская тема» в преддверии 150-летнего юбилея композитора становится всё более актуальной. Это естественно и неизбежно. И всё более ответственно для всех, кому выпадает честь участвовать в Рахманиновских фестивалях, «Россияне» - не исключение. Мы могли бы исполнить большую «монографическую» программу из его произведений – переложений фортепианной музыки, романсов, оперных фрагментов. Минувшей весной нам удалось записать оркестровые переложения юношеской сюиты №1 Сергея Васильевича для двух фортепиано. Надеюсь, что эта – почти получасовая сюита 20-летнего композитора станет основой для нашего концерта-приношения великому музыканту в рамках очередного Фестиваля его имени. Рассчитываем, что его романсы в этом концерте исполнит с нами солистка «Мариинки» Ирина Шишкова.

– Сейчас коронавирус вносит свои коррективы. Подскажите, как оркестру приходится решать свои проблемы?

– Пандемия и всякого рода ограничения нашей концертной деятельности, разумеется, тревожат. Если к этому добавить губительные последствия нашего затянувшегося полулегального проживания «на квартире» у ТГУ, то радоваться нечему. Второй сезон нас не пускают с концертами в школы. Ещё немного – и мы упустим очередное поколение молодёжи. Выход видится, в активизации нашей работы, направленной на создание качественной аудио- и видеозаписей своих новых концертных программ, в том числе для молодёжной аудитории. На собственной сцене, под крышей филармонии мы, возможно, и научились бы это делать, но о филармонии уже почти не говорят…

– Как существует сейчас оркестр народных инструментов?

– Хорошо помню сравнительно недавние времена, когда в Тамбове ежегодно проводились конкурсы народных оркестров. Одно время мы были вынуждены их чередовать: год – самостоятельные оркестры, год – оркестры детских музыкальных школ и детских школ искусств. Иначе мы, давая оркестру минут по 10, не успели бы за день всех прослушать. А сейчас? Когда был последний конкурс? Пандемия – не в счёт. Я не вспомню. А почему это никого особо не тревожит? Наоборот, многие мои коллеги – специалисты народно-оркестрового жанра предлагают отказаться от слова «народный» в названии оркестра: не оркестр русских народных инструментов, а оркестр национальных инструментов России. Казалось бы, почему нет? Ведь примерно так – в Узбекистане и Финляндии. Да потому что для нас, в нашей – «Андреевской» и советской традиции, отказ от широкой социальной основы, поддержки, распространённости в народе нашего жанра будет означать, что оркестр русских народных инструментов неминуемо превратится (уже превращается!) в чисто этнографический, музейный объект. Нам постоянно твердят: скрипка тоже была когда-то народным инструментом, а теперь – смотрите, завоевала весь мир! Почему бы домре, балалайке, баяну, народному оркестру не пойти по тому же славному пути? Ну, допустим… Только скрипку сегодня никому всерьёз не придёт в голову посчитать цыганской, венгерской или молдавской. Хотите той же участи для наших инструментов? Тогда, отказываясь от слова «народный», мы вскоре откажемся и от слова «русский» - инструмент, «русский» оркестр. И дело к этому идёт. Не опомнимся – потеряем всё, что имели, чем по праву гордились. Миссия нашего народного оркестра, на мой взгляд, намного серьёзней, чем кому-то кажется. Возможно, в мире такого не было и нет. И что же – нам как «опоздавшим», скромно встать в конце шеренги и приторговывать национальными музыкальными безделушками?

– Что можете сказать о новом симфоническом оркестре?

– Сейчас много говорят о новом симфоническом оркестре. Скажу и я – хотя бы по праву того, кто бок о бок с ТСО работал – сначала под крышей филармонии, а потом «выживал» в приютившем нас Учебном театре ТГУ имени Державина. Музыкантам, посвятившим себя служению Высокому, Подлинному искусству, всегда искренне желаю всяческих успехов! Оркестрантам нового симфонического – тоже. А вот то, как происходит «реорганизация» всей нашей музыкальной жизни, меня очень тревожит. Существует ли законный, справедливый механизм принятия решений – в данном случае о судьбах творческих коллективов: какой и на каком основании распустить, какой – создать? Говорят, что всё «законно». Невольно представляешь себе, что так же «законно» поступают с твоим коллективом… Кому-то приходит в голову, что он тоже «изменил себя»! И этого достаточно, чтобы коллектива не стало? Или это наша местная интерпретация знаменитого – «искусство требует жертв?» Жертвы, причём невосполнимые – налицо! Это – люди, оставшиеся без работы. Это – снова, в который уже раз – филармония, которую, похоже, просто «добивают», поскольку что это за филармония без симфонического оркестра? А случайно ли именно в это же время перестали даже обещать когда-либо закончить её ремонт? Помните, последние обещания были про 2022-й год? Так вот он – на пороге! С наступающим! Мне не всё нравилось в работе ТСО. Но сегодня от души говорю им – СПАСИБО за то, что 25 лет мы в Тамбове слышали живую симфоническую музыку. А ещё я абсолютно уверен, что если бы им время от времени уделяли хотя бы десятую часть такого же заинтересованного и «материально подкреплённого» внимания, то и «жертв» можно было бы избежать, и перспективы у филармонии были бы более «внятными». К слову, а другие профессиональные коллективы города могут надеяться на свою долю внимания и своевременной поддержки властей? При всём почтении к симфоническому жанру – все «остальные» по умолчанию – второсортные? До них когда-нибудь черёд дойдёт? Или там нет проблем? Собственно, приходите в комнату на Динамо, где уже 8 лет репетируют «Россияне» – сами всё увидите.



Общество
Происшествия
Культура
ЖКХ
Экономика
Спорт
Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA