22.07.2019

Лицу, которому запрещенным уголовным законом деянием причинен вред, должна обеспечиваться реальная судебная защита

Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 13.06.2019 № 23-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Сотникова Б.А.» ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ признана не соответствующей Конституции.

Так, поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Б.А. Сотникова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Согласно части третьей статьи 6.1 УПК Российской Федерации при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, органа дознания, общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Конституционность данного законоположения оспаривает гражданин Б.А. Сотников, которому решением Верховного Суда Республики Коми от 14 августа 2018 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам того же суда от 29 октября 2018 года, отказано в удовлетворении административных исковых требований о присуждении компенсации за нарушение его права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Признавая срок судопроизводства разумным, суды исходили из того, что период с момента обращения Б.А. Сотникова с заявлением о преступлении (5 июня 2009 года) и до возбуждения уголовного дела об этом преступлении (26 ноября 2015 года) не подлежит включению в срок судопроизводства по данному делу (несмотря на решения об отказе в возбуждении уголовного дела, неоднократно принимавшиеся в этот период), поскольку результатом уголовного преследования по данному делу стал обвинительный приговор, а потому продолжительность судопроизводства следует исчислять со дня признания Б.А. Сотникова потерпевшим (тот же день, когда возбуждено данное дело) и по день вступления в законную силу приговора, т.е. не 8 лет 9 месяцев и 9 дней, как указывал административный истец, а 2 года 3 месяца и 16 дней, из которых предварительное следствие - 9 месяцев и 6 дней.

По мнению Б.А. Сотникова, оспариваемая норма - с учетом ее истолкования в судебной практике - не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 18, 19, 45, 46, 52 и 53, поскольку позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи лицом заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении и признания такого лица в надлежащем порядке потерпевшим

Анализ Конституционным судом правовых норм показал, что действующее законодательство не раскрывает понятия «момент начала осуществления уголовного преследования». Вместе с тем, как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации для целей Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», под началом уголовного преследования понимается принятие в отношении лица одного из процессуальных решений, указанных в ч. 1 ст. 46 и ч.1 ст. 47 , в соответствии с которыми оно признается подозреваемым либо обвиняемым.

Таким образом, подобное регулирование порядка исчисления разумного срока уголовного судопроизводства с момента начала осуществления уголовного преследования направлено, прежде всего, на обеспечение права на судопроизводство в разумный срок для лиц, привлеченных в качестве подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления.

При этом, не защищенными остаются права потерпевших. КС указал, что лицу, которому запрещенным уголовным законом деянием причинен вред, должна обеспечиваться реальная судебная защита в форме восстановления нарушенных преступлением прав и свобод, в том числе возможность осуществления права на судопроизводство в разумный срок, включая период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела и вынесения постановления о признании лица, подавшего заявление, потерпевшим.

Между тем часть третья статьи 6.1 УПК Российской Федерации исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства продолжительность стадии возбуждения данного дела

С учетом изложенного, ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ признана не соответствующей Конституции Российской Федерациив той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред (признанного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке потерпевшим), не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному уголовному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок изменения, направленные на уточнение порядка определения для потерпевших от преступлений момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства.

Впредь до внесения изменений следует руководствоваться положениями части третьей.3 статьи 6.1 УПК Российской Федерации.


Прокуратура области

То, что мы не публикуем на портале, всегда можно прочитать в нашем канале Telegram
Присылайте свои сообщения на номер 8-900-5-123-000 в whatsapp и viber

Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*