05.02.2017

Премьера в драмтеатре: сценой для "Варшавской мелодии" стал зрительный зал

9057
Тамбовский драматический театр показал вторую в этом сезоне премьеру. Спектакль "Варшавская мелодия" в постановке режиссера Сергея Щипицина перенес зрителей в советское время - в послевоенные годы, когда вышел запрет на браки с иностранцами. 

Это история любви польской певицы и советского винодела по пьесе Леонида Зорина. Спектакль "Варшавская мелодия" пополнил проект Тамбовтеатра  "Советская классика". На сцене только двое - он и она. Всё начинается в 1946 году, студентами они влюбляются друг в друга, потом судьба и обстоятельства разлучают их. У каждого своя семья, успешная карьера, но чувства не угасли, и еще будет продолжение...



Чтобы поставить спектакль тамбовский театр обратился за помощью в Римско-католический храм. Консультантом по польской культуре и языку стал самый настоящий поляк и католик брат Вольдемар. Актрису Анну Тимошину он учил произношению.


Вообще польского в спектакле много. Можно заметить даже цвета национального флага в наряде Гелены - белое платье, красные туфли. В спектакле звучит музыка Шопена, поют песни на польском языке. Вдобавок ко всему здорово подыграли художники-постановщики Артём и Марина Агаповы, соорудив на сцене орган.


Должно быть, сказалось, что сам режиссер находится под обаянием культуры этой страны. Щипицин в Польше ставил, владеет языком, часто там бывает, участвовал в режиссерских семинарах Кшиштофа Занусси. 

Всё это, впрочем, нисколько не смущает, а, напротив, оправдывает название спектакля  - "Варшавская мелодия".



Для Гелены и Виктора в междурядье поставили кресла. Все вдруг - и герои, и зрители - оказались не в театре, а на концерте классической музыки. И это сработало! Такой ввод в спектакль погрузил в атмосферу первого свидания. Зал стал случайным свидетелем истории любви, более того, под светом софитов можно почувствовать себя звездой эпизодической роли. Но когда прием "междурядья" повторился вновь и вновь, и моменты в нем стали затягиваться, то волшебство сиюминутности исчезло. Зрители первых рядов просто не видели, что происходит сзади, а с дальних рядов приходилось наблюдать за пустыми креслами весь спектакль. Выполнив миссию первых минут, казалось, их следовало убрать.



Но ни одна вещь, появившаяся в первом действии, не исчезла во втором -  ни кресла, ни оставленный на одном из них пиджак, и красные туфли, которые получила в подарок еще студенткой, маячили в гримерке у певицы десять лет спустя. Возможно, всё потому, что память героев бережно хранила в пространстве времени каждую деталь.


Предметы получились одушевленными. Всё двигается в такт музыке: ритмично как молоточки в музыкальной шкатулке собираются герои на свидание, органные трубы то и дело трансформируются, перемещаются, раскачиваются от звуковых волн. Одна сцена плавно переходит в другую, едва уловимо, при этом полностью читаемо. Есть в этом что-то "киношное", когда камера с общего плана приближается и показывает крупный план, а по возвращению в исходное положение оказывается, что герои находятся уже в другом месте. 

По словам сценографов, они хотели, насколько это возможно, визуализировать музыку.  Во многом благодаря таким "живым" декорациям это удалось - три часа спектакля пролетают незаметно. 


фото: Александр Устинов, Светлана Соловьева

То, что мы не публикуем на портале, всегда можно прочитать в нашем канале Telegram
Присылайте свои сообщения на номер 8-900-5-123-000 в whatsapp и viber

Светлана Соловьёва
корреспондент
Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*