05.05.2017

Юлий Ксюнин

2715

Кавалер орденов Красного Знамени, Отечественной войны II степени и Красной Звезды, капитан I ранга, старейший подводник России, а возможно – и всего мира, 103-летний Юлий Ксюнин – это «живая легенда», гордость нашего региона. Несмотря на проблемы со здоровьем, ветеран по-прежнему с радостью принимает друзей, коллег, молодёжь, а также руководство города и области. Накануне праздника Победы наш корреспондент посетил Юлия Порфирьевича. Старейший «морской волк» страны рассказал о своей страсти журналистике, общественной работе, а также ответил на вопрос, как прожить долгую и счастливую жизнь.

- Юлий Порфирьевич, от имени коллектива портала «Онлайн Тамбов.ру» поздравляем Вас с Днем Победы, желаем здоровья, счастья, внимания родных и близких! Также поздравляем Вас и с Днем Советской печати, который отмечается 5 мая. Для нас Вы – старший коллега по перу. Скажите, как давно Вы стали заниматься журналистикой?  

- Меня с детства тянуло к журналистике, а первые заметки вышли в сибирской газете «Юный Ленинец». Так что корреспондентом я стал с пионерского возраста. Затем, когда учился в высшем военно-морском училище Ленинграда, руководил литературным кружком, и приглашал на встречи известных писателей и артистов, в том числе – Любовь Орлову. Постоянно занимался самоподготовкой в библиотеке имени Салтыкова-Щедрина, писал в многотиражную газету училища. Потом я не раз публиковался в «Комсомольской правде» и многих других центральных газетах. Затем, переехав после демобилизации с флота в Тамбов, все эти годы я сотрудничал с «Тамбовской правдой», которая затем стала «Тамбовской жизнью», и другими изданиями. Как руководитель ветеранской организации я приносил заметки почти еженедельно. Газета нравилась тем, что всегда публиковала только проверенные, достоверные и справедливые материалы, при этом не боясь критики. Помню, как мы коллективом автором подготовили для «тамбовки» большой резонансный материал «Сердечная недостаточность» - о бездушии некоторых чиновников к ветеранам. Это привело к тому, что «герои» публикации извинились и дали обещание исправить ситуацию. Я нередко обращался за помощью в газету, и всегда встречал только поддержку. Пресса действительно обладает серьезной силой, может многое изменить, но журналистам важно оставаться принципиальными, не бояться критики, и тогда их слово услышат.


- Кого из журналистов Вы считаете близкими друзьями?

- Александр Боднар – общественник, ветеран, участник Сталинградской битвы, замечательный журналист, и мой друг! Я очень благодарен ему за внимание и чуткость. К сожалению, зрение не позволяет мне даже набрать номер, но Александр Николаевич сам звонит мне почти каждую неделю. Написав книгу "Записки подводника", я принес ее в первую очередь журналисту Ивану Овсянникову. И хотя наше знакомство началось со «словесной драки», потом мы подружились. Помню, как Иван Игнатьевич выступал на презентации моей книги и дал очень высокую оценку. Я был поражен, сидел с записной книжкой, чтобы отметить недостатки, а Овсянников не только похвалил, но также опубликовал статью «И не только для внуков». Он подчеркнул, что мои «записки» будут интересны не только близким, хотя изначально я готовил воспоминания именно для семьи.


- У Вас в комнате – компьютер. Для написания книги Вы задались целью научиться печатать?

- Да, внук научил, это оказалось намного удобнее, чем писать от руки. Книгу я писал шесть лет. Издал, потом еще пять лет дополнял и переделывал — вышло второе издание, по сути, другая книга, хоть и под тем же названием, в ней очень много нового. Обе есть сегодня во всех библиотеках флотов и даже приняты в качестве учебного пособия.


- Вам, как долгожителю, наверняка часто задают вопрос, как дожить до ста и сохранить здоровье. Существует ли «диета Ксюнина»?  

- Мне недавно показали небольшую заметку из одной тамбовской газеты. Я прошу вас: позвоните в редакцию этой газеты и скажите, что всё напечатанное здесь – ложь! Там как раз опубликована некая кем-то придуманная «диета» от Ксюнина, согласно которой нужно каждый день обливаться холодной водой, есть овсянку, яблоки и пить ряженку. Ничего такого я никогда не советовал, и, более того, никаких особенных секретов долголетия у меня нет. Я всегда любил жизнь, природу, занимался садоводством, рыбалкой. Конечно, принимал меры для того, чтобы продлить жизнь, лечил определенные болезни народными средствами, но что и как в конечном счете повлияло на то, что я прожил столько лет – сказать не могу. У меня нет на этот счет никаких секретов.


- На одной из юношеских фотографий Вы – моряк с трубкой во рту. Это не постановочная фотография, или Вы курили?  

- Да, курить я начал рано, лет в семнадцать, а бросил только в 1967 году, в 53 года, притом на спор. Некоторые уменьшают число сигарет, придумывают ещё что-то, а я погасил последний окурок в песок, когда с братом собирал грибы, и сказал ему: всё, это последняя! Я всегда испытывал силу воли, и в этом вопросе поступил также. Я задумался: сигареты будут мне диктовать, или я им? Что значит, не могу бросить, выходит, я безропотно подчинился? Нет! Так что с вредными привычками я давно расстался. С другой стороны, я всегда считал, что мало прожить долго – нужно прожить счастливо. А для этого нужно не только вести здоровый образ жизни, но и во всех ситуациях оставаться человеком, помогать людям, не роптать на судьбу и закалять характер.


- Юлий Порфирьевич, в канун Победы вспомним годы войны. Расскажите, где Вы служили, как попали на флот. Вы грезили морем?

- Да нет. В то время мы не выбирали, а делали то, что приказывала страна. Когда я окончил семь классов, профсоюз послал меня в глухую деревню Поздняково, в Сибири, для ликвидации неграмотности. Затем был рабфак. Я занимался с утра до вечера, а параллельно нас посылали на заготовку шпал, леса, продуктов. После меня направили в Сибирский механико-машиностроительный институт, ныне Томский политехнический университет. По окончании второго курса поехали на военные сборы. Меня назначили командиром отделения. А когда возвратились в Томск, неожиданно вызвали в горком комсомола, в отдел по военной работе, и сообщили: отправляешься учиться на подводника. Но ведь я уже учился на инженера. Мне объяснили, что задача изменилась. В стране началось строительство флота нового образца, создаются корабли и подводные лодки и потому нужны кадры. Тогда протяженность морской границы СССР составляла 40 000 километров — их нужно закрывать. Словом, выбора у меня не было, и я стал курсантом дизельного факультета Ленинградского высшего военно-морского инженерного училища имени Дзержинского. По окончании меня спросили, куда хочу распределиться. Назвал Тихоокеанский флот. Тогда ожидалась война с востока, ведь японцы оккупировали Маньчжурию. Никому и в голову не приходило, что большая беда придет совсем с другой стороны. Перед отправкой к месту службы мой товарищ Миша, которого распределили на Черное море, произнес, прощаясь: «Мне стыдно смотреть тебе в глаза. Ты едешь воевать, а я на курорт». Все оказалось ровно наоборот. Миша служил в Севастополе на подводной лодке и там погиб. Так получилось, что с войны не вернулся почти весь наш курс, а я, который стремился быть на передовых рубежах, жив до сих пор. - На каком корабле Вы служили? - Меня распределили на «малютку», М-30. В то время страна быстро изготовляла такие небольшие подводные суда, назвать их субмариной можно с большой натяжкой. Однако требовалось хоть как-то и быстрее прикрыть морские границы. Но «малютка» была хороша компактностью, без труда доставлялась по железной дороге. М-30, конечно, не сравнить с современными лодками, оснащенными отдельными каютами для матросов, кают-компанией, камбузом, комнатой психологической разгрузки. Причем это все необходимо, ведь экипажи находятся под водой до восьми месяцев. На «малютке» же спали полусидя, на рабочих местах. Для командира и штурмана имелся один на двоих откидной диван. Было очень холодно, постоянная температура плюс четыре, так что фуфайки и валенки не снимали сутками. Если противник преследовал, оставалось ложиться на грунт и уповать, чтобы не заметил. Словом, из походов мы возвращались совершенно вымотанными.  



- Участвовать в войне с немцами Вам не пришлось?

- Нет, но я воевал с японцами. В 1944-м я был направлен помощником учебного отдела на остров Русский. В нашем отделе имелось несколько подлодок типа «М», «Щука» и «Ленинец». Мы готовили кадры для подводного флота. Также во время службы я готовил «легких» водолазов для форсирования рек. В основном этому учились бывшие лагерники - выполняя сложнейшую и опасную для жизни задачу, они тем самым «смывали» свою вину. Эти водолазы имели при себе только холодное оружие и должны были беззвучно занять плацдарм.  


- Что Вы хотели бы сказать, пожелать коллегам по ветеранской организации в День Победы?  

- Дорогие друзья, уважаемые ветераны! Несмотря на то, что с каждым годом наш светлый День Победы все дальше уходит в глубину лет, наша Победа имеет огромное исторические значение для нас и для нашей Родины! К огромному сожалению, сегодня осталось так мало людей, кому можно лично сказать «Спасибо» за этот подвиг… Очень хочется, чтобы настоящее и будущее поколения чтили и уважали этот важный День и всё, что за ним стоит. Я бы очень хотел, чтобы в сердцах новых поколений даже спустя века всегда оставалось место для гордости за своих предков. Пусть и в этот канун 9 Мая, в светлый праздник никто не будет забыт. С Днем Победы!  

Беседовал Лев Рощин


То, что мы не публикуем на портале, всегда можно прочитать в нашем канале Telegram
Присылайте свои сообщения на номер 8-900-5-123-000 в whatsapp и viber

Свяжитесь с нами
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*